5 книг-головоломок


Книги способны удивлять и поражать не только головокружительными идеями, захватывающим сюжетом, философской мудростью и бесконечно прекрасными мирами, но и своей необычной структурой, сумасшедшими графическими решениями и сложносочиненными формами. Одни из них могут заставить вас читать текст с помощью отражения зеркала (да еще и верх ногами), другие заставят вас принимать судьбоносные для написанной истории решения, а над правильным подходом к некоторым ломают голову уже почти что век. В общем, сегодня мы, вместе с сетью «Читай-город», представим вам самые безумные, обескураживающе восхитительные и неприступные авторские решения.

«Игра в классики»

  • Хулио Кортасар

golovolomki_book1

Банальная и часто встречаемая фраза, но без Кортасара действительно не было бы Коэльо, позднего Маркеса и Фаулза. Эталон постмодернизма. Середина прошлого столетия. Орасио Оливейра, сорокалетний безработный аргентинец, скромно проживает в Париже на деньги своих богатых родственников. Его беспечные прогулки превращаются в экзистенциальные размышления о собственной уникальности и неповторимости. Эгоистичный и скрупулезный самоанализ, помноженный на крайне необычную структуру: роман состоит как бы из двух книг («По ту сторону» и «По эту сторону»), а также неких побочных глав «С других сторон». Да, можно прочесть роман (а точнее, антироман) в естественном порядке, а можно воспользоваться схемой, предложенной самим Кортасаром, который сортирует главы в абсолютно сумасшедшем, но упорядоченном хаосе. И именно эта концепция позволяет открыть произведение с новой стороны, но конечный выбор остается все-таки за читателем.

«Квест»

  • Борис Акунин

golovolomki_book4

Акунин известен своими жанровыми экспериментами, но его компьютерно-игровой «Квест» стоит отметить отдельно. Книга опять же состоит из двух вроде как самодостаточных произведений: первая окунает нас в мир таинственных советских НИИ (и, разумеется, американских шпионов), вторая же повествует о классическом приключении Фандорина на войне 1812 года. Сюжетно оба произведения очень вкусны: емкий и сочный слог Акунина, немного трипповая фантастика, понятный и захватывающий сюжет. Первая часть — это тот самый квест, в самом его натуральном представлении: в конце каждой главы читателю задается вопрос, ответ на который (разумеется, правильный) формирует главу следующую. Добавляют атмосферности интересные типографические решения, стилизованные под скриншоты, таблички и прочие игровые элементы. Второе же произведение кажется вполне самодостаточным (и тривиальным), но при внимательном изучении можно найти немало сюжетно важных подсказок (не зря эта часть называется «Коды) к квесту. У книги есть и ее более игровая интернет-версия, но именно бумажный вариант выглядит более сочным и неповторимым.

«Здесь»

  • Ричард Макгуайр

golovolomki_book5

Да, графические романы чуть ли не зиждутся на оригинальных формах и структурах, но «Здесь» и не воспринимается, как комикс. Сам Ричард Макгуайр позиционирует свою работу скорее как смесь графической инсталляции с самой классической книгой. Итак, есть одна комната, вполне обычная, ничем не выразительная. И есть Время, миллионы лет нашей истории. На одной странице, в одном и том же квадрате пространства одновременно существует далекое прошлое и вчерашний день, Бенджамен Франклин и доисторические рептилии, чья-то смерть и чье-то счастье. Этой простой, казалось бы, формой Ричард Макгуайр препарирует такие монументальные понятия, как время, последствия наших поступков, незначительность человеческой жизни в рамках Вселенной. Праздный интерес от необычной формы буквально за несколько страниц сменяет нечто более личностное и эмоциональное. Удивительная и многослойная головоломка.

«Дом листьев»

  • Марк Данилевски

golovolomki_book2

Об этом феномене современного американского постмодернизма мы уже писали, теперь пришло время познакомиться с ним поближе. «Дом листьев» — это дебютная работа Данилевски, к выходу которой он готовился в течение десяти лет. Сюжет вращается вокруг некой мистической «Пленки Нэвидсона», раскрывающей тайну еще более мистической истории. Рассказ ведется от лица двух персонажей: слепой (sic!) киновед Зампано, пишущий комментарий к этой самой пленке, и тату-мастер Джонни Труант, нашедший эти самые комментарии. Многоуровневая смесь хоррора, сатиры, околофилософских рассуждений и наркотических изысков — уже этого хватило, что бы сделать из «Дома листьев» культовое произведение. Но Марк Данилевски создает еще один слой произведения, делая из шрифта и текста элемент нарратива. Цветовое выделение, перевернутый текст, зеркальные буквы — все это еще не самое удивительное: если кто-то бежит, то читатель пролистывает страницы с одним единственным словом на каждой из них, белый шум телевизора олицетворяет пустой книжный лист, а если герою что-то непонятно, — поверьте, непонятно будет и вам. Типографское насилие сделало из «Дома листьев» чуть ли не бессмертное произведение, которое, спустя 16 лет, добралось и до России.

«Улисс»

  • Джеймс Джойс

golovolomki_book3

А это произведение свой бессмертный статус уже получило официально. Вершина модернизма, культурная веха и главный роман в истории Ирландии. В качестве подготовки к прочтению сей работы читатели штурмуют десятки комментариев к произведению, вооружаются специальными схемами и перечитывают множество других культовых книг. «Улисс» описывает один день (16 июня 1904 года) из жизни дублинского еврея Леопольда Блума и писателя Стивена Дедала. Все действие происходит именно в Дублине, каждый эпизод — отдельный район города. Дублин Джойса описан настолько детально, что его можно было использовать в качестве справочника. Структурно «Улисс» состоит из 18 эпизодов, каждый из которых написан своим языком, своим уникальным жанром, а общая архитектура открыто отсылает к гомеровской «Одиссее». Именно «Одиссея» стала основой для двух схем, которые Джойс создал к прочтению своего романа. Книга-загадка, о которой сам Джойс сказал, что профессора еще столетиями будут спорить о том, что автор имел в виду.

Добавить комментарий