Сева Шульгин о перерождении на самой большой волне на планете — великой Джоуз


Когда долго смотришь на море, начинаешь скучать по людям, а когда долго смотришь на людей — по морю. Автор этих строк — японский писатель Харуки Мураками не учел третьей формулы взаимодействия с морем, когда скука исключена. Серфинг. О том как поладить с соленой водой океана, мы узнали у человека, прокатившегося на самой мощной волне на планете. Сева Шульгин, известный российский биг вейв серфер, покоривший великую волну Джоуз — волну с пятиэтажный дом, в преддверии SurfYogaFest поговорил со SCAPP о перерождении, детях и новом фильме о человеке и стихии The Yard.

 

 

Гигантская волна, если тебя и не утопит, то прибавит седины

 

***

 

— Сева, расскажи, как ты выжил вообще на Джоуз? Ведь это игра со смертью. Страшно было?

— Джоус — категория сложности, после прохождения которой ты можешь смело сказать себе, что достиг всего, о чем может мечтать любой серфер. Риск огромен: при неудачном стечении обстоятельств гигантская волна если тебя и не утопит, то прибавит седины. Ни одному из русских серферов не удавалось прокатиться на Джоус. К этой волне я шел 14 лет, и маловероятно, что кто-то из моих соотечественников, что-то подобное повторит в ближайшее время. Слишком уж сложна организация и багаж знаний океана должен быть очень велик.

 

— Как справиться с паникой? И через что, вообще, тебе пришлось пройти, чтобы победить Джоус?

— Я не одерживал победы над волной. Это невозможно! Это волна была за миллионы лет до меня и будет еще столько же существовать после меня. Природа дала мне возможность почувствовать себя частью стихии. Я катался на больших волнах, но после того, как я прокатился на Джоуз, испытывая при этом невероятный страх, могу сказать, что сделал первый шаг на пути к тому, чтобы приблизиться к катанию на больших волнах. Чтобы понять всю силу и мощь Джоуз, надо, чтобы тебя там замыло, в этой волне, но пока этого не произошло. Поскольку это самая большая, самая опасная и самая мощная волна на планете, можно только совершенствоваться в катании: быть ближе, острее, экстремальнее и заставить себя обернуться.

 

— Европейцы долгое время сопротивлялись моде на серфинг, пришедшей с Гавайев, как думаешь, почему?

— Серфинг пришел с Гавайев, где полинезийцы начали кататься на деревянных досках по волнам задолго до прихода европейцев. Капитан Кук, посетивший Гавайи в 1778 году, дал первое описание местных жителей, получающих неописуемое удовольствие от катания по волнам на досках и каное. С тех пор прошли сотни лет, и серфинг распространился по всему миру. То, что было доступно лишь жителям южных островов в теплой воде, благодаря развитию технологий и материалов, стало доступно любому человеку практически везде, в том числе и Европе. Это не вопрос нежелания принять, а вопрос коммуникации.

Сейчас серфингом занимаются практически в любой стране, где есть береговая линия. И хочу сказать, холодная вода и суровый климат — это не помехи, если ты заболел серфингом.

 

Сева_4264

 

С любого человека, выходящего из океана, можно писать икону

 

— Что дает тебе волна в жизни?

— С любого человека, выходящего из океана, можно писать икону. Каким бы плохим он ни был. Человек настолько очищается, что выходит из океана, по сути, младенцем. Человек испытывает некое перерождение, и это ощущение очень важно.

 

— Ты снял фильм «Пути ветра». Расскажи, почему ты решил подключить камеру в гонки за волной?

— «Пути Ветра» — это лишь один из 12 фильмов сделанных за последние 14 лет. Понятно, что дохода эти фильмы не приносят. Наоборот, одни расходы. Надо постоянно искать деньги. В большинстве случаев эти проекты убыточны. Но это тоже является моим хобби. Это также увлекательно, как и само катание на волнах! И до сих пор мы продолжаем снимать, и всегда экспериментируем. Казалось, еще совсем недавно вернулись с Гавайев, где совместно с командой Wind Channel начали съемки нового фильма «The Yard», но уже прошло три месяца с того момента и вот вчера вернулись с Маврикия, где нам удалось плодотворно поработать, и снять очень красивый эпизод в Индийском океане.

 

— Все в ожидании фильма «Ярд», он о том, как люди связывают свою жизни с большими волнами. Расскажи о самых ярких моментах со съемок фильма?

— «The Yard» — очень дорогой кинопроект при поддержке компании «Связной» и большого количества частных инвесторов. Съемка осуществляется на высокопрофессиональном уровне и камерами Red Epic. Когда цель тебе интересна, всегда получается к ней прийти. Когда зажигаешься сам, зажигаются и все вокруг. В жизни все получается, если веришь в свою мечту. В любом случае, кино — это круто, прогрессивно, интересно.

 

— А как ты пришел к большой волне? Какова твоя история?

— До того как я стал заниматься виндсерфингом, большую роль в моей жизни играл спорт. Я профессионально занимался хоккеем, но настал момент, когда с ним пришлось попрощаться. После этого, на протяжении 3-4 лет, я был в поиске. Пробовал различные виды спорта: летал на параплане, катался на горном велосипеде, потом случайно познакомился с виндсерфингом. Но надо понимать, что это были 90-е годы, время перестройки, и жизнь была, как на вулкане, все кипело и бурлило. Тоже была яркая и интересная жизнь, куча каких-то событий, порой даже очень авантюрных. 90-е годы были серьезным испытанием для любого человека, и это тоже отчасти закаляло характер и позволило продвинуться дальше в виндсерфинге, и серфинге, что и привело в итоге к катанию на серьезных волнах.

 

— Почему ты приедешь в Сочи на SurfYogaFest?

— Россия становится серфдержавой и достаточно быстро. Одним из подтверждений этому является SurfYogaFest и именно поэтому я обязательно приеду в Сочи 3 октября!

 

 

Все трудности обучения своих детей бывают с лихвой искуплены радостью осознания того, что посеянные в невозделанную почву семена серфового искусства взошли и зацвели цветами мастерства

 

— Волнуешься за детей, когда они экстремалят? Тяжело учить своих детей?

— С детьми работать всегда тяжело, но в тоже время и интересно. Со своими особенно не просто. Зачастую приходится идти против их нежелания научиться лишь для того, чтобы они преодолели точку невозврата, где тяжелый труд обучения с лихвой компенсируется восторгом от достигнутого. Дети — это замечательный, податливый и интересный материал для формирования нужных качеств. И все трудности обучения бывают с лихвой искуплены радостью осознания того, что посеянные в невозделанную почву семена серфового искусства взошли и зацвели цветами мастерства. Хотя, до настоящего мастера, до спортсмена-профессионала, им еще предстоит некий путь, в любом случае, сложный. А волнений за детей будет меньше в жизни, если ты их научишь в детстве тому, что умеешь сам.

 

— Что же все-таки такое этот серфинг, почему он привлекает так много людей?

— Для некоторых — это спорт, для некоторых искусство, для некоторых просто способ хорошо провести время, для некоторых стиль и образ жизни. В целом это субкультура со своими обычаями, традициями, языком, модой, образом мыслей и взглядом на жизнь. Всех в этой культуре объединяет тяга к колыбели жизни, к океану. В зависимости от степени вовлеченности, волна может стать главным приоритетом в жизни. Для людей не вовлеченных, серфинг кажется праздным развлечением, им трудно понять, почему многое идет в жертву ради того, чтобы поймать волну, зачем срываться в 5 часов утра на море, когда объявлено штормовое предупреждение. Это трудно объяснить, это на уровне ощущений, восприятия, а не рационального осознания.

 

— О чем ты мечтал в детстве? О чем мечтаешь сейчас?

— Все мечты сбылись! Сейчас я учусь умению радоваться мелочам. То, что мы сегодня проснулись, встретились с друзьями и наблюдаем за тем, что происходит вокруг — это счастье! Нельзя никогда отчаиваться и унывать по поводу того, что на улице не светит солнце. Где-то оно все равно светит. Надо понимать, все что происходит в данный момент, даже очень плохое, это лишь испытание на пути к тому дню, когда ты себе скажешь: «Я — абсолютно счастливый человек!».

 

  • 2707
  • 0