«Органы движения они лечили! Поотрубать вам к чёртовой матери эти органы, чтоб дурью не маялись» (с)

«Такой Сочи мне совсем не нравится». «Ну нет, в таком городе я жить не хочу». «Думаю выставить квартиру на продажу, купить что-то поменьше «под сдачу» и уехать» — Вот что я слышу от своих сочинских друзей на протяжении последнего года. Эти люди стоически переносили и даже радовались предолимпийским метаморфозам, они запускали в любимом Сочи творческие проекты, выходили замуж и женились, рожали детей, озеленяли свои уютные квартирки, огородики и улицы, они насаждали счастье. Своё собственное приморское счастье. В счастье этом была и теплота, и тихая взаимовыручка, и самоирония на предмет «да-да, нам лишь бы сдать жильё и продать персики». До весны 2020 года их город был как щекастое дитя — такой родной, румяный и сладкий. И вот случилась пандемия, а вместе с ней — глобальное переселение жителей абсолютно всех российских городов в Сочи. И местные начали буквально кожей ощущать, как их вытесняют, как больше не приносят радость воскресные походы в любимые кафе, как даже ранним утром их буквально сносит потоком тел на набережной или Навагинской. Никакой радости такие перемены не приносят, конечно. Представьте, как в один прекрасный день посреди вашей уютной квартиры кто-то недобрый установил огромный бронетранспортёр, с которым вы отныне будете жить всегда — обходить его, переставлять мебель в угоду монстру, привыкать к тому, что жилого пространства почти не осталось. Вот примерно такие же ощущения испытывают сочинцы сегодня. Возможно ли это исправить? — Только масштабируя и развивая инфраструктуру города. А вот запретить жителям Москвы, Екатеринбурга или Мурманска переезжать в Сочи никто не имеет права. Люди живут там, где им нравится. И это правильно.

Когда город пучит

Помните, как лет 20 назад все говорили о том, что в России вообще не развита внутренняя миграция? Это только в американских фильмах женщина после ссоры с мужем или встречи с потусторонними сущностями утрамбовывала в багажник старенького Шевроле свои пожитки, брала в охапку детей и уезжала в другой штат, где довольно быстро устраивала новую жизнь. В России так никто не делал. И дело было не только в институте прописки — подобное противоречило нашим семейным традициям, историческим стереотипам. Исключение составляли разве что Москва, Петербург, нефте- и газоносные столицы вроде Нового Уренгоя, куда люди ехали ради заработка. Сочи на этом фоне даже тогда выделялся, потому что сюда приезжали климатические мигранты. И это было так дозировано, что никто из местных особо не ощущал. Потом началась подготовка к Олимпиаде, на курорт хлынули приглашённые рабочие, специалисты, управленцы. И всё равно это было как-то логично, оправданно и нормально, места хватало всем. Сегодня же у города раздулись вены, его пучит, некомфортно всем — классы в школах переполнены, пробки теперь всегда и везде, трёхчасовое ожидание скорой помощи стало нормой, а слово «фрилансер» — диагнозом. Короче говоря, в воздухе всё отчётливее улавливается противостояние «свой-чужой». Считаю, что имею полное право рассуждать об этом, потому что сама живу в Сочи всего 11 лет, а потому могу понять обе стороны этой конфронтации.

Не стреляйте в Сочи, он радоваться не обязан

Нигде в официальных источниках я не нашла данных о том, как сильно увеличилось население города-курорта за последний год. Могу только визуально оценить — сильно, очень-очень сильно. Если бы не модели купальников и панамок, то фотографии сочинских пляжей образца 70-х, на которых люди буквально бутербродами складываются друг с другом, легко можно было бы перепутать с прошлогодними пляжными картинками. Это встревоженные человеческие муравейники у самого моря. Никакого социального чванства во мне нет, я же прекрасно понимаю, чем вызвано это перенаселение пляжных территорий — закрытыми границами и отсутствием возможности выбирать места отдыха. Но есть пунктик, который во всей этой истории обижает коренных сочинцев: гости курорта считают чрезвычайно важным не расплескать своё презрение и высказаться в стиле «эй вы, деревня, радуйтесь вообще, что мы приехали».

Но и вы, господа, пенсне протрите!

Доподлинно неизвестно, в какой момент жизни человек надевает на голову колпак рыцаря невидимой империи и начинает отстаивать своё превосходство, но ведь это же происходит. Здесь и сейчас. В группе «Сочи. Понаехали» в фейсбук вновь прибывшие считают возможным выкладывать видео, в котором женщина обзывает приморский город «Мухосранском». Обиженные сочинцы, которые тоже не отличаются тибетским уровнем терпения, в ответ обсуждают идею введения 21-дневных виз на курорт, а на 22-й день высылать из города. Тут нет правых. Тут просто какое-то чудовищное разделение народа-исполина на сословия по географическому признаку. Очень нелепое, считаю, разделение, переходящее в какую-то высоковольтную ненависть. Радует лишь оно: это противостояние чувствуется исключительно в массовом формате, когда принимающая сторона выкрикивает примерно то, что я вынесла в заголовок — нетленную реплику Надюхи из культовой комедии. Если же речь идёт о простом человеческом общении «один на один», то люди по-прежнему любят друг друга, уважают собеседника, откуда бы он ни был. Москвичи в таком формате не утверждают, что они сплошь золотое сечение, а сочинцы угощают вином, проявляют радушие и тоже не настаивают, что снежинки мечтают растаять в их выгоревших под солнцем волосах. Хотя, уверены, что всё так.

Вечером деньги, утром — на миллион больше

Меньше всего хочется заниматься каталогизацией поведения, но всё-таки отдыхающие и новые резиденты Сочи, купившие здесь квартиры и дома, это полярные категории. Средний уровень заработной платы в Сочи далёк от мечты. А потому переехать сюда на ПМЖ могут позволить себе очень богатые люди, которые в принципе имеют полное моральное право вообще не работать; фрилансеры, не привязанные к офисам; люди, которым работа пока нужна, но накопленный капитал даёт возможность проводить зимы в тепле, у моря. В этом сообществе вновь прибывших много невероятно интересных людей, представителей творческой интеллигенции. Художники, известные артисты, дизайнеры, музыканты, писатели — это же так здорово, что город населяется такими новаторами и незаурядными личностями!

— Конечно, здорово! — стоя аплодируют застройщики с риелторами и поднимают, поднимают, поднимают стоимость квадратного метра.

Недавно я обсуждала тему аномального роста цен на недвижимость с хорошим риелтором. Даже он ошеломлён. Рассказывает, как, договорившись о цене вечером и назначив просмотр объекта на утро, в назначенный час потенциальному покупателю объявляют, что за ночь стоимость выросла на миллион. На миллион! За ночь! Если покупатель возмущён и отказывается понимать, как «за время пути собака могла подрасти», это никого не трогает, ведь завтра эта жилплощадь станет ещё дороже. Друзья, вот так, на наших глазах, Чебурашка, каковым считают прекрасный Сочи ненавидящие его люди, из дембеля униженного превращается в генерала. Радоваться ли этому? Я бы не стала. У меня вообще стойкое ощущение, что сегодня на наших глазах разворачивается какой-то очень неприятный исторический конфликт — непростительный в рамках одного города. Нужно просто учиться друг у друга. Вот на десерт я расскажу о таком уроке.

И кто тут дурак?

В 2011 году я работала в компании, где было запрещено принимать на работу сочинцев. Был стоп-лист. Как на федеральных каналах. Это объяснялось стереотипами о лени и непунктуальности местных. Да, я со стыдом констатирую: такое время было. И каким-то чудом секретарём к нам устроилась армянка безоговорочный красоты. Назовём её Симона. Исполнительная, приветливая, умная — мечта, а не офис-менеджер. Помимо выполнения своих непосредственных обязанностей, Симона взяла на себя всю внеклассную работу. Она следила за датами рождения сотрудников, собирала деньги на подарки к юбилеям, покупала цветы и торты, оформляла праздничный антураж. Все были счастливы.

А потом случилось откровение, все прозрели. Выяснилось, что цветы, торты, серьги в качестве подарка и даже развоз на такси нетрезвых сотрудников нашей компании выполняла семья этой Симоны. То есть все деньги вообще были в семье всегда. Торты пекла её тётя, розы выращивала сваха и тд. Смотреть на тошнотворные лица руководителей, объявивших, что этот факт вскрылся, было до слёз смешно. Считаю, в таких ситуациях необходимо просто признать: лашара ми кантара. Такой семейственности нужно учиться. Это полезная и нужная наука. Это важно и красиво. А вот разделение на «их Сочи» и «наша резиденция» — смертельно. На мой взгляд.

 

P.S. Мнение читателей и редакции может не совпадать с моим собственным.

Добавить комментарий