«Мне всегда интересно находить какие-то парадоксы и переносить их в театр. Это мой взгляд на театр и на мир»

15 октября в Новом Театре Сочи состоялась премьера спектакля «Тёмные аллеи» по циклу рассказов Ивана Бунина. Автор постановки Кирилл Вытоптов. Кирилл — режиссёр, актёр и педагог. Родился в Казахстане в 1984 году. В 2011 году окончил режиссёрский факультет ГИТИСа (Москва). Участник различных лабораторий, драматургических читок и стажировок в России и за рубежом. Ставил спектакли в театре «Современник», Театре на Малой Бронной, в Мастерской Петра Фоменко и во многих других. Его спектакли неоднократно попадали в лонг-лист премии «Золотая маска». Мы поговорили с Кириллом перед премьерой об актуальности произведения в наше время.

«Тёмные аллеи» для вас о любви, или вы что-то иное в этом цикле видите?

Ну да, разумеется, о любви, но скорее о такой любви, которая всё никак не может состояться. Потому что весь этот сборник — он, конечно, не про хеппи-энды. Он про то, что любовь — это то, что приходит не вовремя к человеку, либо он очень поздно понимает, что это и было то, что он так ждал, а он пропустил. Так что это всё такая история неслучившихся романов, и, конечно, любопытно то, что Бунин писал это в разгар Второй мировой войны. Казалось бы, такие совершенно камерные рассказы, которые все основаны на историях про чувства, и там вообще нет как будто бы дыхания большого мира. Это всё-таки, как сказать, комнатные истории. И когда думаешь об этом сочетании большой мировой катастрофы и той капсулы в которую сам себя автор поместил, то интересно вот это напряжение проследить. Так что, мы понимаем, что подобный материал сегодня резонирует таким вот образом.

 

А то, что «Аллеи» Бунин писал в эмиграции, — это совпадение с сегодняшним днём или ваш намеренный выбор произведения?

Эмигрантские рассказы, как мне кажется, обостряют какую-то потребность если не в любви, то, во всяком случае, в какой-то близости с другим человеком, желания двух одиноких сердец как-то соединиться внутри этого. Так что, конечно, этот мотив тоже есть.

Какие из рассказов легли в основу постановки?

Мы взяли рассказы достаточно «ходовые» для театра. Это рассказ «В Париже», «Мадрид», «Руся» и, конечно, заглавный «Тёмные аллеи». Если посмотреть на историю постановок, то их очень часто берут режиссёры, потому что они годятся для театра, многие из них построены на диалоге, по сути они представляют из себя маленькие пьесы. Не было желания взять именно то, что никогда не было в работе, но мы посмотрели на эти история немножко под другим углом в смысле кастинга. Тех, кто знает эти рассказы, удивит распределение ролей, и это один из наших сюрпризов.

 

Почему именно этот цикл рассказов взяли в работу?

Когда я посмотрел на труппу, мне показалось, что им бы очень подошла эта фактура: с одной стороны лёгкости, с другой — какого-то драматизма. Потому что здесь, в труппе Нового Театра Сочи, разные сочетания людей, с разным опытом, с разным театральным бэкграундом, разного возраста, и как раз Бунин даёт всю эту палитру соединения людей в какие-то возможные сочетания. Как раз богатство палитры сборника этих рассказов меня и подкупило, и я понял, что сборник совпадёт с особенностями труппы этого театра.

В «Тёмных аллеях» Бунин показывал людей, которым предстоит пережить все катастрофы ХХ века, с их разрушениями и потрясениями. Сегодня люди как раз находятся в стадии переживания подобных событий. Как вы на это взглянули?

Когда мы начинали репетировать летом; понятно, что ситуация была одна, сейчас она другая. К тому моменту когда этот спектакль, дай Бог, выйдет и пройдёт несколько месяцев, ситуация может стать ещё какая-то третья. Так что-то, то как этот материал будет резонировать с каждым конкретным днём мы даже не знаем. Потому что с момента замысла до момента воплощения очень сильно поменялась обстановка вокруг, Нельзя, конечно, сказать, что это не имеет значения. В этом есть намеренный контраст, можно даже сказать, и конфликт.

 

Расскажите о труппе. Кто задействован в главных ролях?

Тут нет понятия главной роли или неглавной. Это короткие сюжеты, и практически у каждого артиста есть парные выходы, дуэты, трио, которые организуют всё пространство так, что это такая полифония. Тут нет кого-то центрального, задействована вся труппа.

 

Кирилл, это ваша первая постановка в Сочи?

Да, первая, и я очень благодарен исполнительному директору театра Елизавете Якимовой за приглашение поработать в этом чудесном городе, с такой прекрасной труппой.

Ставить на провинциальных сценах легче, чем в московских театрах?

Мне кажется, ставить нигде не легче, если ты сам к этому относишься с определённой степенью ответственности. Везде есть какие-то свои сложности, тут, конечно, мы имеем дело с югом, с определённым менталитетом как смотрящих, так и репетирующих. Некий такой расслабон внутренний он присутствует, и ты, конечно, делаешь скидку на то, как это будет восприниматься.

 

Расскажите немного о себе. Что должен знать о вас зритель, которого вы ждёте на премьере спектакля?

Я в каком-то смысле человек путешествующий. Потому что я родился в казахской деревне, потом жил в небольшом городе, затем в Челябинске, потом в Москве, и как-то так, шаг за шагом, из ниоткуда складывалась любовь к театру. Хотя моя семья совершенно не театральная и ничего не предвещало, но как-то вдруг я понял, что мне интересен театр. Через любительские студии, через попытки поступать, через провалы, через возвращение к необходимости учиться режиссуре, я шаг за шагом к этому пришёл. Это одна из вещей, которую я бы мог о себе сказать. Вторая — это что мне интересно сочетание в театре фантастического реализма. Мне интересны те пространства, в которых стыкуются что-то достаточно достоверное и то, чего не может быть. Для меня в этом и есть театр. Я не какой-то документалист и не какой-то совсем отшибленный фантаст или абсолютист. Мне всегда интересно найти стык. Жизнь, мне кажется, очень часто даёт тебе возможность увидеть, что всё живёт в таком тандеме, и мне всегда интересно находить какие-то парадоксы и переносить их в театр. Это мой взгляд на театр и на мир.

Добавить комментарий