Городские конфессии: православие

Человек дуален, но почему-то вопросы теизма остаются сегодня за бортом гонки по материальным трендам. SCAPP дерзнул посягнуть на духовный аутсайд и запустить рубрику о городских религиозных конфессиях. Актуальные, где-то провокационные вопросы пастырям с целью своей для каждого. В Великий пост мы поговорили с православным священником Никитой Ефимовым, иереем Собора Святого Равноапостольного князя Владимира. Забегая вперёд — интервью превысило все допустимые редакционные объёмы, но мы оставили максимум, чтобы не потерять глубину смысла духовных рассуждений.

Многие современные священники выросли в невоцерковлённых семьях; что движет молодыми людьми, выбирая духовную профессию вместо возможностей и финансовых перспектив светской жизни? Расскажите свою историю.

Во-первых, будет правильным назвать этот путь не профессией, а служением. Можно быть профессионалом своего дела, а после окончания трудового дня стремиться не вспоминать о тяготах работы. Священник же должен остаться священником и за пределами храма. Человек называемый священником, не сковывается только узким кругом совершения богослужения, треб и т. п. Поэтому очень важно, чтобы мы все — и верующие, и неверующие — относились к этому как к служению, а не профессии. В храм стоит приходить не за услугой, а за советом, не с представлением, а с поиском.

Если вспомнить мои семинарские годы, то студентов из семей духовенства было не больше, чем из обычных семей, и некоторые из последних — были из семей маловоцерковленных. У каждого своя история. Но всегда этот путь начинается со встречи с Богом. Эту встречу можно обозначить как «призвание», как призыв Бога к тому или иному человеку послужить для других.

Избирательность Бога всегда останется для всех тайной, это Его право. Я вырос в семье врачей, и для меня решающими были два момента. Первый — опыт христианской жизни в деревне, где мой дедушка был священником. Это был обычный сельский приход центральной России, где я проводил своё каникулярное время. Там-то я, наверное, и увидел красоту христианской веры. Молились всей деревней в одном храме, радовались и скорбели тоже всей деревней, вместе ездили за грибами, мылись в одной бане — большая деревенская община, семья. Эта простота церковной жизни, семейного прихода оставила в моей детской и юношеской душе отпечаток на всю жизнь.

Второй — год в армии, куда я попал после второго курса семинарии. Нужно сказать, что первые два курса я серьёзно сомневался — тот ли я выбрал путь? Это вызывало некоторое напряжение в отношениях с администрацией семинарии, поэтому моё пребывание там часто ставилось под вопрос, несмотря на отличную учёбу. Собственно, в армии я стал этот вопрос адресовать не себе, а Богу. Было время подумать, помолиться, пообщаться с людьми разных национальностей и жизненных ценностей, испытать на себе жизненные сложности. К концу службы созрела мысль, что если я вернусь к учёбе и не найду ответа на мой вопрос, то со спокойной совестью уйду, чтобы быть честным с самим собой и с людьми. Но случилось так, что с самой первой службы меня взяли иподиаконом к ныне покойному митрополиту Исидору (Кириченко). Весь мой ритм церковной и студенческой жизни, внутренние терзания — всё встало на свои места. Я расценил это как ответ на мои молитвы и знак Божий, что мне не следует уходить из семинарии, но нужно стать священнослужителем.

Не все, особенно возрастные люди, готовы идти за советом к молодым батюшкам. Есть ли различия во взглядах на мирские и духовные вопросы между поколениями священнослужителей?

Наверное, у этих людей есть какой-то прибор, неизвестный науке и Церкви, измеряющий церковный опыт, мудрость и «благодатность» священника. Да, я тоже встречаю людей, которые оценивают священника по внешнему виду — возраст, длина бороды, например, комплекция. Конечно, различия во взглядах есть, и они должны быть, иначе мы превратимся в некое тоталитарное собрание. Священник — такой же христианин, каждый день стремящийся исполнить Евангелие и в быту, и в пространстве Церкви, поэтому даже если и бывают разногласия, то мы стараемся решать их единодушно. В крайних случаях мы можем обратиться к архиерею или же духовнику нашей епархии для разрешения вопроса и примирения.

Безусловно, старший пастырь имеет бОльший жизненный опыт, который помогает ему и в опыте духовничества, но и недавно рукоположённый священник может во многих вопросах оказаться более проницательным даже в разговоре со старшим поколением. К тому же последние десятилетия Церковь прикладывает много сил, чтобы выпускать из своих учебных заведений кандидатов в священнослужители, которые готовы к диалогу как с людьми разного возраста, так и с обществом в целом, а это уже священники моего поколения.

Также за этим вопросом стоит очень важная мысль. Склонность «встречать по одёжке» проявляет нашу человеческую субъективность, нашу оторванность от Источника Истины и Жизни — нашего Творца. Христос и Церковь всегда настаивают на том, что ни внешний вид, ни возраст, ни речь, ни сан, ни заслуги перед обществом — не являются гарантом близости к Богу и жизни по Евангелию.

 

По каким параметрам священник выбирает себе супругу?

По любви. Иначе не скажешь. Чем внутрисемейные отношения в семье священника могут отличаться от других семей? Любые обстоятельства, радости и лишения — всё это возможно пережить и не разбить корабль своей семьи о быт, если между супругами взаимные уважительные и жертвенные отношения. Священнослужитель в каком-то смысле не принадлежит своей семье, символически это выражено в том, что при рукоположении он снимает обручальное кольцо. Многочисленные службы и требы, посещение и причастие больных и пожилых на дому, епархиальные послушания, просветительские мероприятия в храме, в школах, в вузах и т. д., участие в различных общественных событиях, возможно — строительство храма, а если нет — приходские дела, возможность перевода с одного места служения на другое — всё это возлагает огромную нагрузку на священника, а прежде всего на его супругу. Ведь многие семейные дела лягут на её плечи. Необходима смелость, чтобы выбрать такой путь. Своей невесте ещё до свадьбы я так и сказал: «Минимум до 40 лет оседлости не жди, будут переводы из храма в храм – соберёмся и поедем». И вот за наши пять лет семейной жизни мы уже 8 раз переезжали. Но, как сказал вначале, любовь, взаимоуважение и жертвенность — залог крепости семьи.

 

Обязательно ли ему иметь семью?

У каждого выпускника семинарии два пути. Или он создаёт семью, а затем принимает священный сан, или берёт на себя обеты безбрачия и послушания духовнику — и затем несёт послушание Церкви в качестве монаха, которого могут и не рукоположить. Нельзя сказать, какой из этих путей легче или лучше. Главное, чтобы эти решения принимались взвешенно, серьёзно и с крепкой верой в Бога.

Многие пары живут вне официального брака и заводят детей. Раньше церковь приравнивала такие союзы к блуду, а сейчас даже причащает. Почему это произошло и как сегодня церковь относится к такому формату семьи.

А когда Церковь начала считать иначе? Церковь остаётся принципиально тверда во многих вопросах нравственности. И грань в вопросе сожительства Церковью установлена уже очень давно. Есть замечательный официальный документ — «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви». Тем, кто желает понять современную логику Церкви стоит обязательно ознакомиться с этим текстом. Отношения вне официального брака у нас почему-то называют гражданский брак. Многие люди таким образом успокаивают своё внутренне чувство, что вот-вот достигнут своей мечты о хорошей семье. Но большинство таких отношений недолговременны. Это хорошо известно священнику на приходе, так как очень часто молодые люди приходят в храм после таких личных трагедий. В конечном итоге всё это означает, что мужчина и женщина не обрели подлинного единения душ, почему-то не уверены друг в друге и боятся вступить в законный брак.

Но и здесь может возникнуть путаница, что называется гражданским браком, а что Церковь называет блудом, и браком зарегистрированным в органах ЗАГС — настоящий гражданский брак. Относительно последних нужно вспомнить слова сформулированные Священным синодом ещё в 1998 году: «Настаивая на необходимости церковного брака, напомнить пастырям о том, что Православная Церковь с уважением относится к гражданскому браку». Это означает, что священник не вправе отказывать человеку в Таинствах, если воцерковлённый супруг живёт в браке с супругом участвующий в жизни Церкви. Но нужно помнить, что Церковь понимает сложность человеческих отношений. Бывает, что люди продолжают сожительствовать многие годы, десятилетия и в таких отношениях появляются дети, тогда священник вправе отнестись со снисходительностью к этим людям и смягчить применение к ним строгих церковных правил. Когда хотя бы один из этих людей стремится к духовной жизни, то формализм священника может быть непростителен перед Богом. Но если священнику очевидно, что человек пытается воцерковить свой грех, а не воцерковиться, приступать к Таинству Причастия и оставаться в грехе, — потворствовать этому никто не будет.

 

Как церковь относится к разводам и повторным бракам?

Распад семьи — это большая трагедия, но она редко бывает результатом случайности и совпадений, а следствием эгоизма, гордыни и нежеланием вести христианскую жизнь. Понимая сложность человеческих отношений, «учитывая всеобщее оскудение в людях любви, а также идя на уступки человеческой немощи», Православная Церковь может дать благословение на вступление во второй церковный брак, если повторный брак в ЗАГСе уже зарегистрирован и супруги ведут христианский образ жизни.

 

Известно, что аборт — это грех. Бывают случаи, когда женщина вынуждена так поступить, а бывает, что это её сознательный выбор. Можно ли под разным углом оценивать такие ситуации?

Мне кажется, важно объяснить следующее. Фундаментальное утверждение в этом вопросе для Церкви в том, что ребёнок в утробе матери — уже человек и личность с самого начала своего существования. Аборт — грех не потому, что так захотела Православная Церковь в какой-то момент истории. А потому, что в конечном итоге аборт — это всегда убийство. Не побоюсь сказать, что появление жизни, рождение нового человека в этом мире — это чудо из чудес, которое проповедует и отстаивает Церковь. А убийство — это проявление нашего искажённого грехом мира и разрушение Божьего замысла об этом мире.

Мы можем и обязаны рассматривать с разных сторон не сам факт убийства, а различные, глубоко индивидуальные ситуации, при которых возникает мысль об аборте. Как поступить, если рождение грозит смертью матери? А у неё есть, например, ещё и дети, и муж. В таких критических ситуациях нужно оказывать снисхождение.

Часто люди плачут об этом спустя годы, и плачут долгие годы. Есть в сердце человека место, куда не может проникнуть власть дьявола, где никогда не станет темно и пыльно от эгоизма, подлости, пошлости этого мира. И что бы человек ни делал, даже в самой мрачной душе этот лучик света прорывается и озаряет пройденный путь. Нечасто на исповеди слышишь о недавно совершённых абортах. Всегда очень больно. Какая-то бездонная печаль о сиюминутной победе дьявола. Что бы сказал Христос? «Иди и больше не согрешай». (Ин. 8:11.)

Многие люди крестят детей, не вникая в суть. Выбирают крёстными не особо верующих, не причащающихся. Какие обязательства это таинство накладывает на крёстных родителей?

Последние годы в каждом храме Русской Церкви, и в Сочинской епархии тоже, перед Таинством Крещения происходят специальные огласительные беседы. И я думаю, что главным здесь является неравнодушное отношение к людям, желание пастыря постараться дать некий духовный импульс, побудить человека найти живого, любящего Бога и не стремиться абсолютно всё сделать за него. Так он получит опыт, который сможет передать крестнику. И главной целью такого опыта станет такая жизнь своего подопечного, когда Бог будет неизменно присутствовать в его душе. Вместе с тем родители не должны перекладывать всю ответственность за духовное состояние своих детей на друзей семьи, согласившихся стать крёстными. Главные примеры в своей жизни дети получают от своих родителей.

 

Есть ли смысл неверующим семьям крестить детей «на всякий случай»?

Безусловно, правильнее было бы не совершать Таинство Крещения над детьми родителей не воцерковленных или неверующих. Но действительность такова, что строгость этих правил не может объять всех сложностей жизни. Часто бывает, что крещение детей способствует воцерковлению родителей.

 

Некоторые родители не крестят детей до совершеннолетия, чтобы ребёнок осознанно выбрал своё вероисповедание. Как вы считаете, это справедливо?

Такое представление может возникнуть лишь в семье, которая не верит в Бога. И с этой точки зрения совершенно отсутствует смысл совершения над ребёнком Таинства Крещения. Кажется, в обществе и так много людей, именующих себя христианами, когда-то крещёнными, но абсолютно никак не сообразующими свою жизнь с жизнью Господа Иисуса Христа. Тут уж действительно: вырастет, и Господь Своими путями приведёт его к порогу храма, а человек сознательно и глубоко начнёт свою жизнь во Христе.

 

Современную молодёжь сложно заставить даже читать, не говоря о духовном воспитании, их религия — это Тик Ток. Что делать, чтобы состояние духовной нищеты в обществе не повторилось как при большевизме?

Последнее время слишком часто упрекают нашу молодёжь. Каждый из нас, в меру своего возраста, рискует впасть в снобизм по отношению к младшему поколению. А ведь стоит задаться простыми вопросами. Нам не нравится поведение молодёжи? А разве они с Луны к нам прилетают? Современные исследователи полагают, что большинству учеников Христа на момент призвания было от 20 до 30 лет, и, видимо, именно этот возраст позволил увидеть в нищем бездомном праведнике возможность иной жизни — жизни, свободной от зла, ненависти, разделения и распада, а в конце концов и от самой смерти.

Думаю, если к детям внутри наших российских семей будет больше внимания и неравнодушия, то их будущие возрастные проблемы — это проблемы поиска, встречи с потрясениями, наконец, победы над несовершенством самих себя, молодые люди смогут доверить поколению постарше и сократить мировоззренческую, психологическую и социальную и другие дистанции.

 

Как вы относитесь к такой концепции: Бог един для всех, просто к нему ведут разные провайдеры?

Пожалуй, можно согласиться с тем, что все крупные религиозные системы внешне похожи. Такое сходство можно назвать нравственным, внешним, и оно во многом схоже с общечеловеческим чувством как, например, недопустимость убийства или кражи, необходимость почитать старших и уделять время для внутреннего совершенствования. Но если схожи именно внешние проявления религиозного чувства, то своеобразие каждой религиозной традиции следует искать где-то глубже. Стоит задать всего лишь несколько уточняющих вопросов: «Что есть спасение? Что мы спасаем? От кого или отчего мы спасаемся? Кто или что спасает?», — и мы получим кардинально противоположные ответы.

Православие несёт идею смирения и отречения от гордыни. Тогда почему в самой этимологии названия заложено превосходство — правильное славление Бога. Получается, другие религии с этим справляются неправильно?

Правильно сказать, что православие несёт идею Христа. То есть мы не просто смиряемся и отрекаемся от гордыни в принципе. Нет, мы делаем это во имя Христа, и мы, что самое главное, делаем это так, как научил нас Христос. И здесь есть нюансы, которые нужно знать. Простой пример. Сказано: подставь другую щёку, когда тебя ударили. И вот истинный православный христианин, возвращаясь из храма с вечерней службы, видит, скажем, как семь хулиганов избивают подростка. И этот христианин, если он действительно настоящий последователь Христа (или, если угодно, православный), кидается в самую гущу всей этой передряги, не думая о последствиях для себя. Потому что в другом месте Библии сказано, что нет больше той любви, как если кто пожертвует своей жизнью за ближнего. А ближний — это для нас, православных, любой другой человек.

Так что голое смирение и самоуничижение — это не по-христиански. Однако очень много в мире людей, которые, называя себя христианами, отказываются защищать ближнего под предлогом того, чтобы никого случайно не убить. Выскажу довольно спорное мнение. Мы с вами помним американский художественный фильм «По соображениям совести»: солдаты идут в бой, но один из них, христианин, отказывается брать оружие. Он лишь вытаскивает раненых с поля боя. В итоге его награждают наряду со всеми. Вроде красивая идея. Но получается, что христиане должны избегать самого трудного и не могут пожертвовать «чистотой рук» ради того, чтобы мир не утонул в терроризме. Грязную работу должны делать другие. Это типичное искажение содержания христианства. И православие на протяжении веков сталкивается с проблемой самых разных искажений. Для нас принципиально, чтобы христианство сохранялось в том виде, в каком его принёс на землю Христос. Мы, православные, хотим, чтобы все эти искажения веры были изжиты. И со всем правом претендуем на то, что именно мы, как бы это горделиво ни звучало, правильно славим Бога. Такая вот этимология.

 

Раздел эзотерики занимает максимум полок в книжных магазинах. Это микс религиозных постулатов, науки, философии, даже оккультизма — по сути, система, отображающая многогранность мироздания. Она идёт вразрез с догматами православия или же одно другому не мешает?

Был как раз недавно в одном из сетевых книжных в Сочи. Окидывая взглядом полки магазина, могу сказать, к сожалению, что очень часто на полках с одним названием стоит совершенно разная литература.

Эзотерика — именно, как вы сказали, «микс». Вот стоит Библия, и рядом с ней — книга по атеизму. И всем понятно, что правда — максимум лишь в какой-то одной из этих книг. Либо Бог есть и Он сотворил мир, либо подул космический ветер и пазлы мироздания сами случайно собрались. Так что до многогранности единой системы нашим разделам эзотерики ещё далековато. И очень наивно полагать, что у христианства нет ответа на многогранность этого мира.

Но что касается науки и философии, то догматы православия гармонично дополняются подлинными научными открытиями и очень многими философскими концепциями. В целом, здесь уместно заметить, что человеку дан Богом дар разума. И, по всей видимости, каждому он для того, чтобы думать и различать — что мешает нам в жизни, а что продуктивно, полезно и подлинно.

 

Часто беседы на тему РПЦ сводятся к тому, что современная церковь — это бизнес. И, конечно, всех волнует вопрос, зачем так много роскоши в убранствах храмов и у высоких чинов служителей?

Здесь необходимо развести проблемы роскоши убранства храмов и роскоши, как говорите, высоких чинов служителей. Позолоченные купола, дорогой резной иконостас — это жертва Богу. И никто не сможет поспорить с тем, что всё это никак не приносит личной выгоды служителям церкви. Это средства, положенные, так сказать, на алтарь Бога, в знак нашей признательности Ему за то, что Он нас вообще привёл от небытия к бытию — мы все живём и зарабатываем только благодаря тому, что Он пустил нас в этот мир и нас за многое прощает. А ведь Он всё видит. Видит то, как мы воруем. Видит то, как мы предаём своих коллег, начальников и подчинённых ради личной выгоды. И ещё много гадостей наблюдает. Может, стоит нам хотя бы храмы Божии содержать в порядке, не хуже, чем дома, а намного лучше.

А вот тема роскоши служителей Церкви требует других комментариев. Эта тема, с точки зрения веры, включена в общую тему меры, необходимости и роскоши. В Евангелии есть притча о богаче и Лазаре. Богач жил в роскоши, а Лазарь был, говоря современным языком, простым бомжом. И вот когда оба умерли, богач пошёл в вечный огонь, а Лазарь наследовал жизнь вечную. Но проблема в том, что роскошь служителей церкви волнует многих современных людей вовсе не из-за того, что эти люди беспокоятся за будущую участь священнослужителей. Не исключаю, что за этим пристальным вниманием большинства скрывается зависть. Роскошные виллы, очень дорогие автомобили, предметы роскоши и прочее — то, чего нет у большинства наших священнослужителей. И неважно, что потом душа пойдёт в ад. А она туда пойдёт. Потому что рядом всегда был Лазарь, которому никто не помог, кроме собак, которые облизывали его раны. Так что, может быть, стоит успокоиться и понять, что священники, для которых Церковь — бизнес, и кто утопает в роскоши, — это люди с незавидным будущим. Наряду с недобросовестными топ-менеджерами, нечестными продавцами, взяточниками и так далее.

Почему в церковь ходить дорого? Стоимость различных записок и треб высока, а ведь среди прихожан много малоимущих. Из чего складываются цены в разных храмах, а где-то просят лишь посильную жертву?

Тем, кто всерьёз обеспокоен этой проблемой и считает, что в церковь ходить дорого, я порекомендовал бы такое упражнение. Когда вы собираетесь в церковь, перед выходом из дома выложите из карманов все деньги и оставьте их дома. С собой возьмите только необходимую сумму на проезд в общественном транспорте. И идите в храм. В храме обратитесь к Богу с молитвой: поблагодарите Его за то, что Он подарил вам жизнь, родителей, близких, друзей и родной город. Затем покайтесь в своих грехах: мысленно расскажите Богу, что вы жалеете о том, что имеете дурные привычки, а в прошлом совершили ряд серьёзных ошибок. Заверьте Бога, что вы осознали необходимость срочно поменять свою жизнь. И, наконец, попросите Бога, чтобы Он дал вам всё необходимое, что вам так нужно: здоровье, семью, деньги. И не забудьте о главном — просите, чтобы Бог после смерти принял в рай всех нас, уж как-нибудь. Не подавайте записок, не заказывайте треб. И вы унесёте из храма гораздо больше, чем те, кто думает, что помощь Божию можно купить за деньги.

 

О наболевшем. Некоторые люди не заходят в храмы, только чтобы не наткнуться на осуждения всезнающих бабушек. Как реагировать на их замечания и почему они порождают негатив в церкви?

Это, кстати, уже практически отболевшая тема. Пастыри тщательно следят за тем, чтобы сотрудники храма трепетно и вежливо относились к человеку, делающему шаги к Богу. Все знают поучительную проповедь, сказанную некогда митрополитом Антонием Сурожским: «Вчера вечером на службу пришла женщина с ребёнком. Она была в брюках и без платка. Кто-то из вас сделал ей замечание. Она ушла. Я не знаю, кто ей сделал замечание, но я приказываю этому человеку до конца своих дней молиться о ней и об этом ребёнке, чтобы Господь их спас. Потому что из-за вас она может больше никогда не прийти в храм». На этом проповедь кончилась.

Если вы встретились с какой-то непонятной ситуацией для вас — идите к священнику, без претензий расскажите об этом и просто приятно поговорите. Вы почувствуете намного больше внутреннего удовлетворения, нежели будете одним случившимся конфликтом лишать себя полноценного богообщения в Таинствах.

 

Идёт время Великого поста. Ресторанная сфера пестрит постным меню, и всё больше людей ставят над собой волевые эксперименты. Объясните разницу духовного поста и гастродиеты, превратившейся в тренд.

Время Великого поста готовит православного христианина к Празднику Светлого Христова Воскресения, который будет 2 мая в этом году. Ограничения в пище — лишь символ нашего духовного усилия и любви к Богу. И если мы не постараемся в пост осмыслить наши отношения с Богом, проявить снисхождение и прощение к ближним, то это время останется для нас просто диетой. Последние годы многие рестораны ориентируются на это время и предлагают постное. Думаю, что за этим стоит всего лишь желание не терять посетителей. В то же время — это удобно для христиан, которые не успевают в стремительном городском ритме жизни приготовить себе пищу дома. Если вы ещё ни разу не постились, то перед началом поста стоит посоветоваться со священником, особенно если имеются какие-то физические немощи.

Вы, молодой, современный священник, как предпочитаете проводить досуг в городе? Знаем, что пользуетесь соцсетями, какой ещё контент используете, сериалы, может быть?

На досуг всегда приходится тщательно выкраивать время. Это драгоценные часы или дни, когда ты можешь побыть с семьёй. Когда позволяет погода мы ходим в горы или купаемся в море, посещаем удивительные природные места, которые здесь в изобилии. С нашей дочкой, которой три года, уже можно ходить на спектакли, в дельфинарий и океанариум. На удивление ей очень понравилась музыкальная сказка «В гостях у дедушки Органа» в органном зале. Удалось посетить Дом архитектора и его «Бродячий лекторий» — там регулярно интересные спикеры. Здесь, в Сочи, мы наконец опробовали SUP-борды и ещё не раз вернёмся к ним. И, конечно, лыжи, на которые в этом сезоне мы ещё не выбрались. Сочи действительно удивительное место, где сочетаются ласковое море, величественные горы и яркое солнце.

Контент для досуга используем избирательно. Из последнего — смотрели «Тайная жизнь» Терренса Малика, ходили в кино на показ фильма «Где ты, Адам?» — это авторские фильмы религиозного контекста, которые могут заинтересовать многих. А ещё мы любим настольные игры и приглашаем друзей к нам в гости. Кстати, на время Великого поста полностью перестал пользоваться социальными сетями и мессенджерами — это неплохой способ потренировать силу воли и найти свободное время для того, что откладывал на потом.

 

Назовите особенные духовно мощные локации в округе, монастыри. Есть ли где-то чудотворные иконы или мощи, рядом с которыми даже каменное сердце атеиста имеет шанс затеплиться?

Давайте это назовём так — «Куда стоит съездить в Большом Сочи, где легче думать о своей душе?» В настоящий момент город Сочи насчитывает более 30 православных храмов, мужской и женский монастырь. Также город украшен множеством часовен. Почти в каждом храме города есть те или иные частицы мощей, особо чтимые иконы. Кафедральный собор Святого Равноапостольного князя Владимира — храм молодой, в этом году всего лишь 10 лет с момента освящения, но он как не один другой в Большом Сочи даст почувствовать величие и торжественность духовного мира через внутреннее убранство. Храм Святого великомученика Пантелеимона имеет уникальную акустику и позволяет раскрыть удивительную красоту Православного Богослужения. Например, Собор архистратига Михаила в этом году будет праздновать 130-летие со дня освящения. А вот община храма иконы Божьей Матери «Всех скорбящих радость» являет пример бескорыстного служения ближнему, организовав народную пекарню, где еженедельно раздаётся 500 булок хлеба нуждающимся, и кризисный центр для молодых матерей, попавших в трудную жизненную ситуацию. Мужской монастырь «Крестовая Пустынь» в посёлке Солох-Аул и Троице-Георгиевский женский монастырь в селе Лесное, в первую очередь, позволят встретиться с примерами жизни людей, которые увидели смысл жизни в служении Богу и уединении. А каменное сердце может растопить только встреча с конкретным живым и настоящим человеком, живущим по Евангелию.

 
Фото: Алеся Салтыкова

Добавить комментарий