Чудеса Абхазии. Часть I

Абхазия — очень быстрый лифт в прошлое. Этакая машина времени 2.0, которая почти бесперебойно работает под уютным бочком Сочи. Здесь современность накладывается на самобытность народа, неопределенность статуса Республики и глубокую историю. Многие сочинцы ездят туда на выходные. Многие туристы не видят отдыха в Сочи без визита в Абхазию. Мы решили издать серию статей о чудесах этой уникальной страны.

Абхазские негры

В Восточной Абхазии, там, где горы отступают от моря и простираются широкие равнины, лежит село Адзюбжа. Там на протяжении столетий жили абхазские негры — потомки переселенцев из Африки.

Тому, как африканцы оказались на далёком абхазском берегу, до сих пор нет чёткого объяснения. Большинство исследователей склоняется к версии, что их завезли сюда из Абиссинии или Южного Судана в XIX века абхазские князья — Шервашидзе или Абашидзе. Завозили их как рабочую силу для обработки чайных и цитрусовых плантаций. Другая версия гласит, что абхазские негры — следствие деятельности Петра Первого, привёзшего в Россию не только предка Пушкина, но и других абиссинцев, которые по неким причинам были подарены на Кавказ. Самая романтичная версия рассказывает, что когда-то у берегов Абхазии разбилось судно с африканскими невольниками, которых куда-то везли турки, и так они здесь осели.

Как бы то ни было, история об абхазских неграх тиражировалась и в советских газетах, и фигурировала в книге абхазского писателя Фазиля Искандера «Сандро из Чегема». О численности чернокожего населения Абхазии также нет чёткого представления: от нескольких десятков человек до нескольких деревень. Коренное абхазское население приняло африканцев и постепенно начало с ними перемешиваться. Так они со временем ассимилировались и стали считать себя абхазцами. Поэтому чистых африканцев уже не осталось — выдают их африканское прошлое часто только отдельные черты: тёмный цвет кожы, губы или курчавые волосы. Да и в целом сейчас сложно найти прямых потомков. Многие уехали из Абхазии ещё в советские времена, а когда разразилась абхазо-грузинская война, уехали остальные. Кто-то даже пытался вернуться на историческую родину в Эфиопию.

Больше всего сохранилось сведений о семействе Абаш (производное от княжеской фамилии Абашидзе). Члены этого рода — Ширин и Шаабан Абаши — были пламенными коммунистами: Шаабан был соратником лидера советской Абхазии Нестора Лакобы, а Ширин — основателем колхоза в Адзюбже.

Сейчас потомки африканцев стараются не афишировать своё происхождение. Считают, что на них приезжают смотреть, как в зоопарк. Поэтому история об абхазских неграх возможно скоро станет легендой.

Абыста

Главное блюдо на абхазском столе — не шашлык и не хачапур. Главное блюдо — это пресная кукурузная каша, сваренная без соли. Люди, которые пробуют кашу впервые, как правило, не понимают её вкуса.

Абыста, больше известная под своим румынским именем «мамалыга», потребляется в Абхазии как ежедневное блюдо, но и на праздниках она — главное блюдо. Варят её из белой кукурузной муки (либо из крупы — даже в небольшой Абхазии есть различия в готовке абысты по районам). Подаётся она в виде большой 400-граммовой порции в горячем виде. Это порция — на одного человека. Попробовать в Абхазии её можно в любой апацхе — кафе национальной кухни, которых в Абхазии, особенно не в туристической, великое множество.

Сами абхазы едят абысту руками, тремя пальцами, формируя катышки. Каша считается священной едой, к которой столовые приборы не должны прикасаться. В домашних условиях кашу варят вечером и едят горячей, остатки же разогревают на следующее утро.

Как правило, абысту едят с сыром — копчёным или молодым сулугуни. Сыр, растопленный в горячей каше, позволяет насытить вкусовые рецепторы. Иногда в сыр добавляют аджику или мяту.

Абыста сама по себе полноценное блюдо, тем не менее, в традиционный абхазский обед входит ещё два блюда, которые позволяют дополнить кукурузную кашу. Во-первых, это акуд — разваренная острая фасоль по типу грузинского лобио, только более жидкая. Она используется в качестве соуса или подливы к мамалыге. Кашу можно макать в акуд, тогда она будет однозначно вкуснее. Также макать мамалыгу можно в асыдзбал — кислый алычевый соус. Третьим компонентом абхазского обеда является копчено-жареное мясо, говядина, свинина или козлятина (баранину в Абхазии едят мало). Мясо также призвано дополнить пресный вкус абысты.

Когда-то абысту делали из проса или могара, но со временем неприхотливость кукурузы сделали её главной абхазской сельхоз культурой, которая по площади посевов многократно превосходит цитрусовые плантации. В сельской Абхазии принято, чтобы каждый двор имел делянку кукурузы.

Мамалыга — обязательное к употреблению блюдо. Даже если вы не поймёте её вкуса, просто попробуйте взять чуть остывшую кашу тремя пальцами и сформировать комочек, параллельно думая о бренности бытия. Говорят, именно так проще понять южный образ жизни. Кстати, абыста весьма полезна. Безглютеновая каша благотворно влияет на перистальтику кишечника, отчего многие абхазы выглядят стройно.

Родина абхазских мандаринов

Как и многие другие культуры (кукуруза, фейхоа, хурма), абхазские мандарины не совсем абхазские. Их начали завозить в конце XIX века из Турции, хотя родина их — Япония.

С распространением мандарин по Абхазии связана интересная история о купце Игумнове. Николай Васильевич — богатый ярославский купец, прочно обосновавшийся в Москве, совладелец торгово-промышленного товарищества «Ярославская Большая мануфактура», владелец золотых приисков в Сибири. Москвичи хорошо знают его дом на Большой Якиманке, который сейчас является частью посольства Франции в России. Дом был построен в вычурной, даже китчевой стилистике псевдорусской архитектуры с богатым убранством, с фарфоровыми изразцами и кирпичом, сделанным на заказ в Голландии. На всё про всё у Игумнова ушло на этот дом 1 000 000 рублей.

Игумнов устраивал в этом здании балы для московской знати, и однажды, по одной из версий, в 1901 году, решился на весьма роскошный, но рискованный шаг — устлал пол танцевальной залы золотыми монетами. На следующий день его вызвали в полицию и выслали из Москвы: монеты–то были с профилем императора, и танцующие гости сами того не ведая надругались над Его Величеством.

Игумнов отправляется на Кавказ, селится в селении Алахадзы (между Гагрой и Пицундой) и начинает бурную хозяйственную деятельность: осушает болота пицундской низменности, строит рыбзавод и высаживает кипарисы с персиковыми садами. Считается, что в рамках своих земельных интересов он привёз также мандарины и высадил их в садах (теперь здесь находится посёлок Цитрусовый). Мягкий климат позволил прижиться японским мандаринам, и они получили распространение по всей Абхазии.

Добавить комментарий