Slava Thisset о том, как жить в Сочи и работать с Apple


Смешивать волны разных участков спектра, проникать в суть четырёхцветной автотипии и открывать заново мадженту. Кажется, именно это должен делать фотограф, ассоциирующий себя с термином «визуальный учёный». Фотография Thisset простая и сложная одновременно. Иногда в ней минимум фотошопа, но много аналоговой работы — создание фона, укрепление флуоресцентных ламп, формирование новой палитры. Слава Семенюта создаёт авторскую цветовую культуру, работает с крупными международными брендами и живёт уже четвертый год в Сочи. В перерыве между его многочисленными проектами Юлия Романовская поговорила с автором обложки и паттернов первого в 2020 году журнала SCAPP. 

 

Ты работаешь с Apple, Huawei, Oppo Electronics, Periscope и ещё десятками прогрессивных брендов и людей. Как у тебя это получается?

Четыре года назад я приехал из Минска в Сочи и зарегистрировался на площадке Behance. Это социальная медиаплатформа Adobe, которая нацелена на открытие интересных визуальных работ. То, что попадает в топы, формирует тренды. В какой-то момент мои фотографии, сделанные ещё в Беларуси, стали выходить на первые позиции, и меня заметили крупные компании. Ребята из Apple написали сами. В итоге несколько раз мои кадры становились обложками в iTunes для категории Pop music. Сейчас по заказу лондонского филиала Apple я создаю обложку для российского iTunes в категории Hip Hop/Vaporwave music.

Ты неприлично крут. Надеюсь, что и неприлично богат.

У меня много проектов, я действительно много зарабатываю, но есть один минус — совершенно не умею вести бюджет. Иногда компании задерживают оплату, и я могу недели две ходить с пустыми карманами. Например, сегодня у меня в рюкзаке аппаратура, которая стоит, как квартира, а в кошельке 500 рублей. Я легко расстаюсь с деньгами — ем в хороших ресторанах, раз 15 за год выезжаю из Сочи, покупаю хорошие объективы и разные гаджеты. Недавно летал в Пекин забирать новый телефон Huawei. На гаджет с высокой светочувствительностью я позже делал в Сочи макросъёмку.

Наверное, ты снимал местные растения для Huawei?

Именно. Кстати, с таким же запросом ко мне обращались и из Periscope. Оказывается, что флора Сочи на 80% идентична флоре Калифорнии. Очень удобно.

Наверняка многие спрашивали, как ты добиваешься такого кислотно-флуоресцентного эффекта на фото. Что ты отвечаешь?

Ничего. Если раскрывать карты, можно утонуть в море подражателей. Их ведь и так не мало. Например, креативная команда, которая работает с Иваном Дорном. У меня есть кадр, где девушка сидит в лучах лампы и держит во рту флуоресцентные спагетти. Точно такой же кадр, кроп и визуальный приём есть в клипе «Preach» (на момент съёмок клипа у Славы был ещё и схожий никнейм Local Preacher — прим. SCAPP). Учитывая, что накануне меня спрашивали в директе, как повторить эффект, ситуация с плагиатом становится очевидной. Другое дело, что от незнания технологии они просто сварили в краске макароны, а у меня была и флуоресцентная верёвка, и свои лайфхаки.

Но визуальная тавтология стала приметой времени. Всё — цитата цитат, и вероятность придумать что-то новое безжалостно стремится к нулю.

Пока мне удаётся делать то, что не является мейнстримом. И доказательством тому служит отсутствие профессионального флуоресцентного оборудования для фотографов. Кадр с лицом девушки в жёлто-оранжевых тонах практически не содержит фотошопа, но чтобы его снять, я клеил малярным скотчем к кафельной плитке лампы, которые постоянно отклеивались. То, что весь этот процесс закончился пятью отменными фотографиями, стало приятной неожиданностью даже для меня.

Если скромный парень из Сочи задаёт тренд на целую цветовую культуру, то осознаёт ли этот парень, что скоро акценты неизбежно сместятся? Возврат к эстетике 80-х и 90-х помогает перезагружать неон и отблеск дискошара, но анилиновые ядовитые цвета не могут выходить в топ-просмотров на Behance бесконечно.

Люминесцентные краски не могут, а вот цвета — могут. Я работаю в разных техниках — подсвечиваю не только людей, но и здания. Использую винтажный колор, играю с настройками RAW-формата, и в целом постоянно ищу новые визуальные смыслы.

Ты никогда не думал, что твоё творчество похоже на интерьеры Карима Рашида?

Ты сказала, и я понял, что 10 лет назад, когда увидел впервые работы Карима, был искренне впечатлён: и цветами, и формами. Я думаю, что копирую что-то бессознательно. Вдохновляюсь космосом, картинами Яцека Йерки, Дали, смотрю National Geographic, фотографии из музыкальных альбомов Moby, которые он сам же и снимал, а через некоторое время меняю свой взгляд на визуальную культуру.

Расскажи про свой фотоаппарат.

Сейчас у меня Sony A7R II. Это последняя модель с высокой светочувствительностью. Беззеркальная японская камера с полнокадровым сенсором и ISO до 102 000 (фотографы поймут). Мой самый первый рабочий инструмент купила мама, и это был Olympus. А за свои деньги я приобрёл Sony NEX. Помню, очень гордился этим фотоаппаратам — он был первым в линейке ультракомпактных и обладал сменным объективом.

Напоследок цифры. Я насчитала семь. Это количество твоих творческих аудиовизуальных направлений работы. Как ты сам себя идентифицируешь?

В первую очередь я фотограф-художник. Всю жизнь думал, что буду художником — рисовал афиши диджеям, делал в Минске граффити (долгое время обеспечивал себя только этим), рисовал для глянца комиксы. Но потом появился фотоаппарат, и всё изменилось. Сейчас я зарабатываю только фотографией, но увлечений по-прежнему много. Я могу снимать видео, под вдохновением бить татуировки, проводить c Random Org креативные вечеринки в Central Park, создавать музыку, расписывать стены для объединения Valgalo и, как видишь, создавать контент для журнала SCAPP.

Добавить комментарий