«В Сочи мне всегда не хватает моря»: что удивило урбаниста в городе-курорте


В конце октября в Сочи впервые прошел Урбанистический форум, целью которого было объединить власть, бизнес и общество для устранения общегородских проблем и принятия совместных стратегических решений. SCAPP поговорил с главным спикером форума Святом Муруновым о том, какие особенности он отметил в ходе своего небольшого визуального исследования Сочи.

 

3

Святослав Мурунов

Идеолог Центра прикладной урбанистики, автор методологии «Сетевая модель города», автор карты городских сообществ, эксперт «Сколково». Читает авторский курс лекций Прикладная урбанистика в МГУ (Философский факультет).

 

Сочи мне показался одной из самых компактных агломераций в РФ. Вся территория объединена административно — Большой Сочи, транспортно — много развязок, тоннелей, дорог, а также экономически — рынок труда развит, люди работают в разных районах. При этом агломерация крайне разношерстная. Например, Центр, Мацеста, Кудепста и Олимпийский парк сильно отличаются друг от друга — типология, высотность, морфология, структура среды и качество жизни разное.

 

 

Природа

 

Порадовало колоссальное биоразнообразие. Флора и фауна для Сочи однозначно являются ключевым капиталом. Опять же, в старых районах есть и старые деревья, и поддерживаемая среда, а в новых районах нет ничего, территория абсолютно лысая. Из-за этого, кстати, при всей их современности они проигрывают центральному или любому другому старенькому району. У людей возникают вопросы: где высокие растения? где тень? А ведь в южных регионах тень тоже является капиталом.

 

zfzybslxzus

 

 

Районы

 

Мне кажется, ключевой конфликт Сочи заключается в том, что он себя предлагает туристам, но при этом сам живет в непонятных условиях. Территория санатория и жилой застройки сильно отличаются. Я вообще не увидел качественной застройки для местных жителей, а в тех районах, где люди действительно живут, туристический город не чувствуется.

ГАдлер и зЛоо — это образец того, как территория сама себя убивает. 10 лет назад здесь еще был сквер, теперь только ларьки и гостиницы. А турист ведь едет не только за койко-местом и морем, ему еще нужно хотя бы до пляжа дойти. Лоо — это как раковая опухоль, главное, чтобы не стала разрастаться.

 

 

Море

 

В Сочи мне всегда не хватает моря. Не хватает вида на море, тактильного ощущения моря. Очень странно, что в Сочи при всей его морской тематике доступ к морю ограничен визуально (застроен) и физически (узкие проходы). Остановиться в городе и увидеть море — практически невозможно. Это меня очень удивило.

 

st6

 

 

Архитектура

 

Нельзя забывать, что море — общий капитал всей территории, и если вы его загораживаете, то начинается война видов, вы теряете вторую, третью линию, они начинают дешеветь. Тем не менее вам, безусловно, можно работать с высотностью, потому что на заднем плане есть артефакт в виде гор, просто высотный регламент для таких территорий нужно формировать по-другому. Это вопрос серьезного городского исследования, диалога и экспертного мнения.

Много отреставрированных объектов — это большой плюс. Сохранены советские санатории, которые формируют хорошую средовую архитектуру, но между старыми трехэтажными домиками, сталинскими санаториями и современной высотной застройкой нет плавного перехода. Это не значит, что нужно запретить все высотное строительство. Если в городе нет небоскребов, бизнес считает, что город не развит, а подростки и вовсе называют его деревней.

 

st7

 

 

Места для городской рефлексии

 

Раньше любой объект воспринимался в неком контексте, сейчас же считать архитектуру и полноценно насладиться ее видом — невозможно. В Сочи много санаториев, объектов инфраструктуры, которые ценны сами по себе, но возле них нет смотровых площадок, откуда можно было бы их сфотографировать или ознакомиться с историей здания. Выходит, что эти объекты потенциально вкусные, но на данный момент совершенно ничего не говорящие.

Абсолютно не используется понятие видовых точек — нет в Сочи мест где бы я встал, оглянулся и сказал «Ах». Наверное, под эти цели можно было бы использовать крыши высоток. В Казани, например, сделали из этого бизнес. Теперь у них есть маршрут по крышам, раньше только в Питере была такая история.

Еще я заметил, что в городе (особенно в спальных районах) нет никаких рефлексивных элементов. Обычно функцию места, где можно посидеть, подумать, посмотреть на что-то красивое выполняет река или фонтан, у вас априори это должно быть море. Отлично, что есть лавочки, смотрящие на море, но вот на горы или архитектурный памятник — нет, а это очень важный момент для осмысления и впитывания города.

 

23128526510_092bf2db44_o

 

 

Парки

 

Благодаря «Ривьере» вы все еще находитесь в 90-х. С другой стороны у вас появился Олимпийский парк, то есть в городе одновременно существуют свой «Диснейленд» и свой ЦПКиО (в его худшем виде). Выходит, что кто-то остался в 90-х, кто-то, разумеется, в 21 веке, а основная масса где-то посередине расположилась.

Что касается Дендрария, то, на мой взгляд, он недооценен. Вы по большому счету используете его исключительно как туристический объект, но это крайне пассивная схема. Хотя бы какую-то его часть можно было бы сделать свободной для посещения и зарабатывать на мероприятиях, «зеленой» школе, продаже гербариев, а сейчас это просто купил билетик и посмотрел.

 

rem1

 

 

Рынок

 

По рынку можно многое о местности сказать, так как это один из самых древних архетипов города. Если взглянуть на ваш рынок, то будет очень заметна внешняя зависимость. Из-за этого вам трудно сконструировать местную кухню. Что такое сочинская кухня? Если у вас уникального ничего не растет, или вы ничего не выращиваете, все привыкли привозить, то, соответственно, у вас нет никакой местной кухни.

Еще сочинский рынок показал, что он давно перестал быть пространством коммуникации. Это уже не городской артефакт, а просто бизнес — туристам его не покажешь. В Абхазии рынки грязнее, страшнее, но в то же время намного аутентичнее. А у вас продавцы и торговаться не любят, и пробовать не все дают.

 

rem2

 

 

Дороги

 

Все, что касается транспортных развязок, будет нуждаться в каком-то переустройстве. Они сильно портят визуальный облик города. Не знаю, нужно ли их зашивать в зеленые конструкции или как-то еще облагораживать, но пока это выглядит, как горы бетона. А вообще, с точки зрения коммуникации в Сочи стало хорошо. Аэропорт, вокзалы, «Ласточка» — к этому вообще никаких вопросов нет.

 

 

Внешние коммуникации

 

В медийном пространстве Красная Поляна и Роза Хутор звучат намного чаще, чем Сочи, точнее Сочи идет как некий придаток. Понятно, что туда зашли новые субъекты, которым нужно себя продавать, нужно формировать поток, поэтому они начинают активно коммуницировать, но продвигать весь Сочи они не очень хотят. У вас территория вроде бы единая, но все начинают тянуть одеяло на себя. У Розы Хутор свой календарь событий, у Олимпийского парка свой, у Сочи свой, и вы, конечно, их не синхронизируете и из-за этого что-то не добираете. Нужно формировать совместную стратегию, сейчас это совершенно разорванная история.

 

st2

 

 

Сценарий города

 

Что точно проблема для Сочи — так это сценарий города. Чем отличаются столичные города? Они круглосуточные. А Сочи вечером вымирает, то есть при всем размахе город остался провинциальным по мышлению. Для обеспечения круглосуточной жизни Сочи нужна другая плотность активного населения. Ночные жители — это молодежь, так называемый креативный класс, а у вас его толком нет. Туристы же не могут сами ночную жизнь организовывать, они зависят от тех сценариев, которые вы им предлагаете.

С Сочи случилось одно из самых быстрых преобразований на всем постсоветском пространстве. Во-первых, это заставляет людей на некоторое время замереть, чтобы разобраться, а во-вторых, в истории города появились примеры событий и решений, масштаб которых может сильно отличаться от масштаба компетенций его жителей. Чтобы решить проблему рефлексии, надо добавить переживание по поводу, где мы находимся и чего хотим, избавиться от всех предыдущих глобальных «драконов», которые над вами нависают, и жить своей жизнью. Переход на сомаштабный человеку уровень жизни — это сейчас самый важный вызов постсоветских городов.

 

Фото: Стелла ИорданянAlexandra Remez, Светлана Пашковская

Добавить комментарий