От спецопераций в Чечне до запуска Центра гражданской авиации

Даёт ли собственное дело реальную свободу? Что движет людьми, когда они бросают работу и становятся предпринимателем? Умные и свободные. Это те, кем каждый из нас хочет быть и стремиться к этому. А ещё, именно так Альфа-Банк представляет своих клиентов. Мы объединяем обе эти истории и находим тех, кого действительно можно назвать умными и свободными. Тех, кто не боялся кардинально менять свою жизнь и приходить к успеху. Находим и рассказываем их истории в нашем совместном с Альфа-Банком проекте.

МАТЕРИАЛ ПОДГОТОВЛЕН ПРИ ПОДДЕРЖКЕ

Забавно, но если подумать, то я родился в стране, которой нет, республике, которой нет, и в городе, которого тоже нет. Мои дед с бабушкой когда-то уехали в город Ленинск, как и все, «осваивать целину». А по итогу оказалось, что не целина это, а стройка космодрома Байконур в Казахской ССР.

По сути, почти вся моя семья была связана с космодромом. Если дед с бабушкой строили, то отец был военным ракетчиком. Всё моё детство протекало около этого космодрома. Дворовая футбольная команда называлась «Космос», собирали марки исключительно космической тематики, пацанами лазили в Дом отдыха космонавтов за яблоками и убегали от солдат. Порой так удивительно было: по старенькому чёрно-белому телевизору показывали запуски ракет, а я в это время наблюдал за ними со своего балкона. Прям видел уходящие в небо ракеты.

Забавно, но если подумать, то я родился в стране, которой нет, республике, которой нет, и в городе, которого тоже нет. Мои дед с бабушкой когда-то уехали в город Ленинск, как и все, «осваивать целину». А по итогу оказалось, что не целина это, а стройка космодрома Байконур в Казахской ССР.

По сути, почти вся моя семья была связана с космодромом. Если дед с бабушкой строили, то отец был военным ракетчиком. Всё моё детство протекало около этого космодрома. Дворовая футбольная команда называлась «Космос», собирали марки исключительно космической тематики, пацанами лазили в Дом отдыха космонавтов за яблоками и убегали от солдат. Порой так удивительно было: по старенькому чёрно-белому телевизору показывали запуски ракет, а я в это время наблюдал за ними со своего балкона. Прям видел уходящие в небо ракеты.

Но при всём этом у меня не было какого-то отчётливого желания стать космонавтом. Увлекался гитарой, спортом. Возможно, это потому, что ещё и достаточно рано мы семьёй уехали оттуда. В 1988 году, когда я учился только в четвёртом классе, переехали в Йошкар-Олу. Там я и окончил школу, а после поступил в Казанское суворовское военное училище. Папа военный, мама тоже военная — у меня даже и мыслей других не было. Мне всегда говорили, что если армия сильная, то и государство сильное. Так вот был воспитан. Поэтому уже тогда и не видел себя где-то на гражданке. Параллельно к тому же я активно занимался спортом, получил мастера спорта по плаванию, был членом сборной России по современному пятиборью.

После Казани я поступил в Военный институт физической культуры в Санкт-Петербурге, а окончив его, по распределению вернулся в Йошкар-Олу. Поработал опером, перешёл в спецназ, возглавил подразделение. Принимал участие в многочисленных специальных операциях и боевых действиях в зоне контртеррористической операции на Северном Кавказе. Награжден боевыми государственными наградами. К 30 годам я уже получил подполковника, хотя в основном это звание давали ближе к 40. В общем, моя военная карьера стремительно развивалась. Пока в 33 года я впервые не прыгнул с парашютом.

Это даже не по моей инициативе случилось. Были сборы по подготовке руководителей подразделений специального назначения, где в программу входил один прыжок с парашютом. Прыгнул. И всё изменилось. Я будто открыл для себя новый, абсолютно другой, неземной мир. Очень интересный мир. Со своими порядками, правилами, атмосферой. Как говорили десантники, кто не прыгал с парашютом, тот неба не видал. И вот я его увидел. И будто заново родился. Небо с земли и с высоты птичьего полета — это разные вещи. Там воздух другой.

Но при всём этом у меня не было какого-то отчётливого желания стать космонавтом. Увлекался гитарой, спортом. Возможно, это потому, что ещё и достаточно рано мы семьёй уехали оттуда. В 1988 году, когда я учился только в четвёртом классе, переехали в Йошкар-Олу. Там я и окончил школу, а после поступил в Казанское суворовское военное училище. Папа военный, мама тоже военная — у меня даже и мыслей других не было. Мне всегда говорили, что если армия сильная, то и государство сильное. Так вот был воспитан. Поэтому уже тогда и не видел себя где-то на гражданке. Параллельно к тому же я активно занимался спортом, получил мастера спорта по плаванию, был членом сборной России по современному пятиборью.

После Казани я поступил в Военный институт физической культуры в Санкт-Петербурге, а окончив его, по распределению вернулся в Йошкар-Олу. Поработал опером, перешёл в спецназ, возглавил подразделение. Принимал участие в многочисленных специальных операциях и боевых действиях в зоне контртеррористической операции на Северном Кавказе. Награжден боевыми государственными наградами. К 30 годам я уже получил подполковника, хотя в основном это звание давали ближе к 40. В общем, моя военная карьера стремительно развивалась. Пока в 33 года я впервые не прыгнул с парашютом.

Это даже не по моей инициативе случилось. Были сборы по подготовке руководителей подразделений специального назначения, где в программу входил один прыжок с парашютом. Прыгнул. И всё изменилось. Я будто открыл для себя новый, абсолютно другой, неземной мир. Очень интересный мир. Со своими порядками, правилами, атмосферой. Как говорили десантники, кто не прыгал с парашютом, тот неба не видал. И вот я его увидел. И будто заново родился. Небо с земли и с высоты птичьего полета — это разные вещи. Там воздух другой.

И я подсел на прыжки. Стал прыгать и на службе, и на гражданке. Мне захотелось максимально разобраться в этом новом для себя мире. Я поставил себе цель — стать мастером спорта по парашютному спорту. За год тогда я совершал по 250-300 прыжков. Начал принимать участие в соревнованиях. Там всё тоже не так просто. Есть много дисциплин. Например, прыжки на точность, групповая акробатика или парашютно-атлетическое многоборье, которым я активно занимался. В этом виде многоборья, помимо самих прыжков, были также плаванье и бег. Занял третье место в этой дисциплине на одном из Чемпионатов России. Также два раза выигрывал Кубок Российской Федерации по парашютному спорту в Хабаровске и в Йошкар-Оле. А спустя четыре года после своего первого прыжка я достиг своей цели и сдал норматив мастера спорта по парашютному спорту.

Моя новая страсть повлияла и на мою военную карьеру. Из спецназа я ушёл в поисково-спасательное подразделение. Потому что там было больше прыжков. Прослужил там пять лет, параллельно активно занимаясь парашютным спортом. А в 2015 году меня пригласили в Федеральную службу охраны. Там организовывалось авиационное подразделение и поисково-спасательная служба . Так я перебрался в Москву. Работа в этом новом подразделении была максимально интересной и продуктивной. За пять лет, что я там провёл, мы на базе вертолёта МИ-8 создали уникальную, не имеющую аналогов в России, да и в мире модификацию вертолета с поисковым и эвакуационным оборудованием. Одним из ноу-хау была разработка, проведение испытаний и приемка на вооружение современного эвакуационного оборудование в виде перевернутого зонтика. Триумфом стало использование этого оборудование в рамках проводимых учений в Кремле. Мы тогда мощно в инфополе залетели. Ведь как со стороны выглядело это: какой-то таинственный вертолёт, с него свисает какая-то корзина, в ней стоят вооружённые люди и всё это ещё и над Кремлём. Столько теорий про нас прочитал в сети от различных блогеров. Жаль, что в действительности всё проще было. Теперь этот вертолёт стоит на вооружении Федеральной службы охраны. А меня, за участие в его разработке, наградили медалью Нестерова.

Но после в моей жизни случилось ещё одно кардинальное изменение. Я перебрался в Сочи. Часто бывал в этом городе. Впервые оказался здесь ещё в 1997 году. С тех пор регулярно ездил в Сочи кататься на лыжах и сноуборде. Периодически прилетал на различные охранные мероприятия, а работая руководителем поисково-спасательном подразделения, облазил практически все горы Красной Поляны. В общем, город был мне очень хорошо знаком. В том числе и с некой «профессиональной» стороны. Сочи — это один из немногих городов, которые в силу своего географического положения нуждался в таком виде транспорта, как авиация. Море, горы, город очень растянутый, перепады высот. Нужен транспорт, который позволит перемещаться по кратчайшему пути.

А в Сочи вся эта инфраструктура практически полностью отсутствовала. Ну, то есть были какие-то «серые» частники, оказывающие похожие услуги, но это всё было не то. Да и не совсем легально, если честно. Так у меня начал в голове складываться проект Центра гражданской авиации. Это очень складно наслаивалось на весь тот опыт, что я получил за время службы. Я знал и понимал всё воздушное законодательство, все потенциальные сложности с полётами в Сочи. Ведь вертолёты перемещаются по местным воздушным линиям, которые попадают под всевозможные ограничения и запреты. А уж в Сочи этих самых «запреток» хоть отбавляй.

Чем я больше думал об этом проекте, тем сложнее он мне казался, но тем сильнее хотелось его реализовать. И так вышло, что я познакомился с инвесторами, которые одобрили проект и дали мне возможность его воплотить в жизнь. Так началась проработка Центра гражданской авиации. Изначально подход был глобальный. Понимали, что нужно развиваться во всех направлениях. Да, в первую очередь, конечно, коммерческая перевозка пассажиров. Но также нужно было развиваться и в сторону организации технического обслуживания воздушных судов, строительства вертолётных площадок и терминалов. Проработка шла до конца 2020 года. И уже в первых числах января 2021 года мы открыли Центр авиации «Солярис». Почему такое название? Всё просто. В переводе с латинского это «солнечный ветер». Ветер — чуть ли не важнейший аспект в авиации. Ну, а солнечный он из-за Сочи. Тут как-то всё само сложилось.

Практически сразу же после организации Центра авиации «Солярис» мы стали бизнес-клиентами Альфа-Банка. Прежде всего, подкупила скорость взаимодействия предприятия и банка. Кроме того, у Альфа-Банка были интересные коммерческие предложения. Вот мы и решили попробовать. И это «попробовать» сложилось как с первым прыжком с парашютом — настолько затянуло, что продолжаем сотрудничать с Альфа-Банком и видим в этом партнёрстве долгосрочную историю. В частности, хотелось бы наращивать сотрудничество по лизинговым инструментам, потому что наше стремительное развитие неизбежно приведёт к тому, что потребуется новая техника.

Сейчас в нашем авиапарке четыре вертолёта. Есть Agusta Westland 109 SP от итальянского производителя — кутюрье в области авиации Leonardo S.p.A. Шикарная машина, очень красивая, белый кожаный салон. К тому же ещё и владеет мировым рекордом по скорости среди гражданских вертолётов. Есть Eurocopter AC-350. Идеальный вертолёт для горной местности. Единственный, что совершал посадку на Эверест (8 848 метров). А есть и очень бюджетная машина — Robinson R44. На нём мы летаем вдоль побережья. Самый экономичный вертолёт. Долететь до условного Краснодара будет не сильно дороже, чем поездка в такси на бизнес-классе, только в пять раз быстрее. Центр авиаци «Солярис» предлагает не только воздушные трансферы, но также и различные авиационные экскурсии. Нашим клиентам мы предлагаем полюбоваться олимпийскими объектами и горными хребтами с высоты птичьего полета. Есть хелли-ски — программы для горнолыжников и приключенческие проекты в коллаборации с другими компаниями. В планах же есть развитие собственного учебного центра. Сочи располагает к этому. Нужно обучать и тренировать пилотов, к полетам в горной местности и над водной поверхностью. А вот в чём проблема в Сочи, так это с площадками под вертодромы. Их почти нет. Кстати, в этом направлении нас здорово поддержало НАО «Красная Поляна». Скажу больше: результатом переговоров с гендиректором Андреем Круковским стало то, что сегодня на территории курорта мы активно строим вертодром с пассажирским терминалом. А в ближайших планах — организации трансфера и предоставление авиационных услуг вообще всем гостям курорта «Красная поляна» и жителям Сочи.

Мне очень нравится этот мой жизненный этап. Я наслаждаюсь им. Но, наверное, так было и всегда. Похожие ощущения я испытывал и работая в спецназе, и в поисково-спасательных подразделениях. Мне кажется, заниматься тем, что ты любишь — это обязательное условие в достижении успеха.

Что для вас значит быть умным и свободным?

Умный человек — это тот, кто умеет логически мыслить, опираясь не только на своё личное мнение, но и на знания и опыт других людей. Кто умеет принимать взвешенные решения по стратегическим и ситуативным задачам и при этом нести персональную ответственность за них.

А быть свободным, по моему мнению — это заниматься делом, которое ты любишь. Тогда ты с удовольствием вкладываешь в работу душу, своё рабочее и личное время и от этого получаешь позитивные эмоции и моральное удовлетворение.