Как футбольный фанат стал заниматься краеведением между сдачей бухгалтерской отчётности

«Сочивѣдъ» — один из первых пабликов, специализирующихся на истории города. В 2014 году его создал бывший неформал и фанат футбольного клуба «Жемчужина» Николай Фулапов, чьё увлечение краеведением началось с поиска правильных поводов для «праздника». Мы встретились с Николаем на Южном моле и узнали, как гид по барам трансформировался в исторический журнал, и зачем бухгалтеру популяризировать знания о городе.

Conservatism is new punk

«Это место силы. Именно здесь высадился десант, а на том холме был основан форт „Александрия“, с которого и началась история Сочи, — описывает место нашей встречи Фулапов. — А вон стеночка под маяком, где раньше собирались местные неформалы. Это было доолимпийское время, когда Сочи ещё существовал в формате уютненькой провинции». Одним из тех неформалов и был админ паблика Вконтакте «Сочивѣдъ». Недавний выпускник психфака тогда играл на басу в панк-группе, читал Паланика, Бегбедера, Пелевина, особенно любил творчество Сорокина и Лимонова, фанател по сочинскому футбольному клубу «Жемчужина» и совершенно не интересовался историей. Николай признаётся, что, когда в гости приезжали фанаты из других городов и задавали банальные вопросы об основании Сочи, он не мог им толком ответить.

Так продолжалось до тех пор, пока в его руки не попала книга Владимира Костинникова «Календарь сочинского краеведа». Формат справочника отлично вписался в образ жизни Николая и его друзей — на каждую дату приходилось несколько событий из истории города, которые становились «правильным поводом», чтобы выпить.

«Из контркультурных писателей мне ещё нравился Уэлш, в том числе основной его хит „На игле“, — вспоминает Фулапов. — У меня даже ник в инстаграме — mark_renton. Помимо Рентона, там есть ещё один примечательный персонаж — Картошка. Во второй книге он, завязав с прошлым, сел за написание истории своего района Лейта. А вся компания частенько ходила болеть за эдинбургский футбольный клуб „Хибс“. История, панк-рок и футбол — удивительное пересечение с моими интересами».

К 37 годам бывший неформал остался верен интересам, но стал придерживаться концепции Conservatism is new punk. Теперь он называет себя ретроградом, выписывает газету «Черноморская здравница», воспитывает двух дочек и предпочитает быть «нормальным» — любить Родину, верить в Бога.

 

Учёные против историка-любителя

Свою любовь к Родине Николай ежедневно фиксирует в паблике «Сочивѣдъ», который до 2014 года выполнял функции гида по барам. «Пока не случилась революция пивных, найти место для встречи было проблематично, поэтому в паблике мы делали обзоры баров по районам. Особый интерес у нас тогда вызывали круглосуточные заведения», — рассказывает Фулапов. Увлёкшись чтением краеведческих книг, Николай решил перепрофилировать паблик и взять за основу «Календарь сочинского краеведа». Костинников не был против, подкидывал новые факты, придумывал квизы. Несколько лет паблик даже носил название его книги. Партнёрские отношения с историком закончились, по словам Николая, примерно пару лет назад. Причиной стал Прометей. По распространённой среди местных экскурсоводов версии, действие древнегреческого мифа разворачивалось именно в Сочи.

«На мой взгляд, байка про Прометея — популяризаторская фишка. Я отношусь к этому, как к кликбейту — способу завлечь, а затем подать уже более глубокую информацию, — объясняет Николай. — Учёные мужи считают, что это неправильно. Но я — не историк. Я просто делюсь тем, что нашёл».

 

Так продолжалось до тех пор, пока в его руки не попала книга Владимира Костинникова «Календарь сочинского краеведа». Формат справочника отлично вписался в образ жизни Николая и его друзей — на каждую дату приходилось несколько событий из истории города, которые становились «правильным поводом», чтобы выпить.

«Из контркультурных писателей мне ещё нравился Уэлш, в том числе основной его хит „На игле“, — вспоминает Фулапов. — У меня даже ник в инстаграме — mark_renton. Помимо Рентона, там есть ещё один примечательный персонаж — Картошка. Во второй книге он, завязав с прошлым, сел за написание истории своего района Лейта. А вся компания частенько ходила болеть за эдинбургский футбольный клуб „Хибс“. История, панк-рок и футбол — удивительное пересечение с моими интересами».

 

 

К 37 годам бывший неформал остался верен интересам, но стал придерживаться концепции Conservatism is new punk. Теперь он называет себя ретроградом, выписывает газету «Черноморская здравница», воспитывает двух дочек и предпочитает быть «нормальным» — любить Родину, верить в Бога.

 

Учёные против историка-любителя

Свою любовь к Родине Николай ежедневно фиксирует в паблике «Сочивѣдъ», который до 2014 года выполнял функции гида по барам. «Пока не случилась революция пивных, найти место для встречи было проблематично, поэтому в паблике мы делали обзоры баров по районам. Особый интерес у нас тогда вызывали круглосуточные заведения», — рассказывает Фулапов. Увлёкшись чтением краеведческих книг, Николай решил перепрофилировать паблик и взять за основу «Календарь сочинского краеведа». Костинников не был против, подкидывал новые факты, придумывал квизы. Несколько лет паблик даже носил название его книги. Партнёрские отношения с историком закончились, по словам Николая, примерно пару лет назад. Причиной стал Прометей. По распространённой среди местных экскурсоводов версии, действие древнегреческого мифа разворачивалось именно в Сочи.

 

 

«На мой взгляд, байка про Прометея — популяризаторская фишка. Я отношусь к этому, как к кликбейту — способу завлечь, а затем подать уже более глубокую информацию, — объясняет Николай. — Учёные мужи считают, что это неправильно. Но я — не историк. Я просто делюсь тем, что нашёл».

Контент для своего паблика, помимо «Календаря сочинского краеведа», Николай ищет в трудах Сочинского отделения РГО, книгах издательства Ланы Волошиной «Стеллаж», а также онлайн-проектах, заботливо собранных в ленту RSS. Помимо локальных изданий и форумов, в ней есть проект «Наследие С. М. Прокудина-Горского» (пионер цветной фотографии снимал окрестности Сочи), аукцион с открытками и значками, а также «ПастВью» — фотоархив, созданный урбанистом Ильёй Варламовым.

С Музеем истории города-курорта Сочи, как и с местными краеведами, Фулапову найти общий язык не удалось. После того, как он опубликовал фотографии, загруженные музеем на сайт госкаталог.рф, ему пришло сообщение с требованием удалить материалы. Николай говорит, что сначала даже обрадовался: «Думал, сейчас мы этот конфликт уладим и начнём сотрудничать. Тем более, у меня было несколько идей для музея. Например, я люблю замечать в городском пейзаже детали старого города, в том числе канализационные люки с интересными узорами. Однажды мне на глаза попался люк с надписью „Сочинская городская канализация. 1936 год“. Я предложил забрать его в музей — если не в экспозицию, так хотя бы во дворе поставить. Это же артефакт! Сообщения банально проигнорировали».

Ещё одна идея, предложенная Фулаповым музею, — изготовление реплик украшений, найденных при раскопках в Сочи. Подобным занимается музей города Великие Луки, откуда родом мама Николая. «Там можно купить, например, бронзовые реплики нательного креста свиты княгини Ольги, — рассказывает сочинский краевед. — Доход, конечно, минимальный, но вовлечённость людей в культуру региона велика. Плюс для туристов такой сувенир был бы интереснее, чем магнитик made in China». В ответ сотрудник музея пригрозил судом, и Николай решил всё-таки удалить фотографии.

Контент для своего паблика, помимо «Календаря сочинского краеведа», Николай ищет в трудах Сочинского отделения РГО, книгах издательства Ланы Волошиной «Стеллаж», а также онлайн-проектах, заботливо собранных в ленту RSS. Помимо локальных изданий и форумов, в ней есть проект «Наследие С. М. Прокудина-Горского» (пионер цветной фотографии снимал окрестности Сочи), аукцион с открытками и значками, а также «ПастВью» — фотоархив, созданный урбанистом Ильёй Варламовым.

 

 

С Музеем истории города-курорта Сочи, как и с местными краеведами, Фулапову найти общий язык не удалось. После того, как он опубликовал фотографии, загруженные музеем на сайт госкаталог.рф, ему пришло сообщение с требованием удалить материалы. Николай говорит, что сначала даже обрадовался: «Думал, сейчас мы этот конфликт уладим и начнём сотрудничать. Тем более, у меня было несколько идей для музея. Например, я люблю замечать в городском пейзаже детали старого города, в том числе канализационные люки с интересными узорами. Однажды мне на глаза попался люк с надписью „Сочинская городская канализация. 1936 год“. Я предложил забрать его в музей — если не в экспозицию, так хотя бы во дворе поставить. Это же артефакт! Сообщения банально проигнорировали».

 

 

Ещё одна идея, предложенная Фулаповым музею, — изготовление реплик украшений, найденных при раскопках в Сочи. Подобным занимается музей города Великие Луки, откуда родом мама Николая. «Там можно купить, например, бронзовые реплики нательного креста свиты княгини Ольги, — рассказывает сочинский краевед. — Доход, конечно, минимальный, но вовлечённость людей в культуру региона велика. Плюс для туристов такой сувенир был бы интереснее, чем магнитик made in China». В ответ сотрудник музея пригрозил судом, и Николай решил всё-таки удалить фотографии.

Тем не менее, в городе есть музей, с которым у Фулапова сложились дружественные отношения. Краевед является дарителем Музея спортивной славы Сочи. На основе его артефактов там открыли уголок футбольного клуба «Жемчужина». Николай считает, что футбол и фанатизм — такое же отстаивание своей идентичности, как и сочиведение.

 

 

«Сейчас я готовлю небольшой трудик про „Жемчужину“, оцифровываю два сохранившихся номера фанзина. Планирую освоить книгопечатание и в будущем выпустить издание, посвящённое тому, что происходило с сочинским фанатским движением с 2003 года по настоящее время, когда ФК начал возрождаться, — рассказывает Фулапов, — Хочется зафиксировать этот момент, чтобы потом — если нам повезёт и клуб из чемпионата города выйдет хотя бы во вторую лигу — все знали, что всё это возникло не на пустом месте, что сочинский фанатизм и футбол имеют свои традиции».

 

Бухгалтер-сочивед

Блогерскую деятельность Фулапов совмещает с работой бухгалтера. Он говорит, что коллеги знают о его увлечении историей города, но о паблике даже не догадываются. «Дома у меня нет компьютера, так что все посты я публикую в офисе, — признаётся Николай. — Обычно я фотографирую понравившиеся отрывки из книг, складирую всё в папку на компе, а потом пользуюсь этими материалами, как закрутками». Ежедневно на публикацию постов в «Сочивѣдъ» Николай выделяет час-полтора рабочего времени. На чтение книг и сёрфинг по RSS-ленте он отводит поездки в автобусе и вечера, когда дети ложатся спать.

Тем не менее, в городе есть музей, с которым у Фулапова сложились дружественные отношения. Краевед является дарителем Музея спортивной славы Сочи. На основе его артефактов там открыли уголок футбольного клуба «Жемчужина». Николай считает, что футбол и фанатизм — такое же отстаивание своей идентичности, как и сочиведение.

«Сейчас я готовлю небольшой трудик про „Жемчужину“, оцифровываю два сохранившихся номера фанзина. Планирую освоить книгопечатание и в будущем выпустить издание, посвящённое тому, что происходило с сочинским фанатским движением с 2003 года по настоящее время, когда ФК начал возрождаться, — рассказывает Фулапов, — Хочется зафиксировать этот момент, чтобы потом — если нам повезёт и клуб из чемпионата города выйдет хотя бы во вторую лигу — все знали, что всё это возникло не на пустом месте, что сочинский фанатизм и футбол имеют свои традиции».

 

Бухгалтер-сочивед

Блогерскую деятельность Фулапов совмещает с работой бухгалтера. Он говорит, что коллеги знают о его увлечении историей города, но о паблике даже не догадываются. «Дома у меня нет компьютера, так что все посты я публикую в офисе, — признаётся Николай. — Обычно я фотографирую понравившиеся отрывки из книг, складирую всё в папку на компе, а потом пользуюсь этими материалами, как закрутками». Ежедневно на публикацию постов в «Сочивѣдъ» Николай выделяет час-полтора рабочего времени. На чтение книг и сёрфинг по RSS-ленте он отводит поездки в автобусе и вечера, когда дети ложатся спать.

Один из важнейших ритуалов краеведа — мониторинг подписчиков и чтение комментариев. Статистика показывает, что в последнее время паблик стал привлекать более взрослую аудиторию, хотя костяк по-прежнему составляют ровесники Николая. Сильно развитое чувство локального патриотизма, а также высокомерное отношение к «понаехавшим» среди сочинцев, родившихся в 80-е, Фулапов объясняет тем, что с 1985 года до распада Союза в городе очень сложно было прописаться — ты должен был либо родиться здесь, либо жениться, либо переехать по работе. Отсюда некоторая законсервированность поколения и зацикленность на родном городе. По этому поводу в сети есть даже специальный хештег — #сочифрения.

«Я бы не назвал себя краеведом, потому что до края мне вообще параллельно. Я — сочивед, — говорит Николай. — Кроме Сочи, мне не интересно ничего — ни край, ни тем более Кубань. Я ничего не имею против этого этно-региона, но Сочи, вопреки расхожему заблуждению, не относится к нему даже географически».

В противовес навязанной властью кубанизации Фулапов активно топит за то, что Сочи — это Кавказ, и считает перенос Дня города с даты его основания — 21 апреля — подменой исторической правды, оставляющей адыгов — коренное население сочинского причерноморья — за скобками.

«Постоянные переносы Дня города связаны в какой-то степени с толерантностью. Для русских 21 апреля — день основания Сочи, а для адыгов — начало их конца», — объясняет Николай. По его словам, ещё в начале XX века власти Сочи искали более «удобную» дату для празднования Дня города, в то время как ротмистр Долинский, чей дом до сих пор стоит на улице Горького, ратовал за истину. Этот факт подтверждает заметка в газете «Сочинскій листокъ» от 25 апреля 1913 года.

Один из важнейших ритуалов краеведа — мониторинг подписчиков и чтение комментариев. Статистика показывает, что в последнее время паблик стал привлекать более взрослую аудиторию, хотя костяк по-прежнему составляют ровесники Николая. Сильно развитое чувство локального патриотизма, а также высокомерное отношение к «понаехавшим» среди сочинцев, родившихся в 80-е, Фулапов объясняет тем, что с 1985 года до распада Союза в городе очень сложно было прописаться — ты должен был либо родиться здесь, либо жениться, либо переехать по работе. Отсюда некоторая законсервированность поколения и зацикленность на родном городе. По этому поводу в сети есть даже специальный хештег — #сочифрения.

 

 

«Я бы не назвал себя краеведом, потому что до края мне вообще параллельно. Я — сочивед, — говорит Николай. — Кроме Сочи, мне не интересно ничего — ни край, ни тем более Кубань. Я ничего не имею против этого этно-региона, но Сочи, вопреки расхожему заблуждению, не относится к нему даже географически».

В противовес навязанной властью кубанизации Фулапов активно топит за то, что Сочи — это Кавказ, и считает перенос Дня города с даты его основания — 21 апреля — подменой исторической правды, оставляющей адыгов — коренное население сочинского причерноморья — за скобками.

«Постоянные переносы Дня города связаны в какой-то степени с толерантностью. Для русских 21 апреля — день основания Сочи, а для адыгов — начало их конца», — объясняет Николай. По его словам, ещё в начале XX века власти Сочи искали более «удобную» дату для празднования Дня города, в то время как ротмистр Долинский, чей дом до сих пор стоит на улице Горького, ратовал за истину. Этот факт подтверждает заметка в газете «Сочинскій листокъ» от 25 апреля 1913 года.

Къ юбилею Сочи. 23 апрѣля днемъ въ верхнемъ городскомъ паркѣ состоялось освященіе сооруженнаго полковникомъ ​Долинскимъ​ монумента въ память 75-​ти​ ​летія​ основанія Сочи. Чинъ освященія памятника совершилъ о.Евгеній. На торжествѣ освященія памятника публики было мало, чему виной отрицательное отношеніе городского управленія демонстративно отсутствовавшаго, несмотря на приглашеніе.

На фото русскій патріотъ ​Долинскій​ съ семьей

Къ юбилею Сочи. 23 апрѣля днемъ въ верхнемъ городскомъ паркѣ состоялось освященіе сооруженнаго полковникомъ ​Долинскимъ​ монумента въ память 75-​ти​ ​летія​ основанія Сочи. Чинъ освященія памятника совершилъ о.Евгеній. На торжествѣ освященія памятника публики было мало, чему виной отрицательное отношеніе городского управленія демонстративно отсутствовавшаго, несмотря на приглашеніе.

Николай Фулапов говорит, что ему приятно быть в ряду таких русских патриотов, как Долинский, Россиев, Константинов, которые ещё столетие назад инициировали празднование дня города 21 апреля: «Я согласен, что нужно проявлять аккуратность в этом вопросе, но, связывая День города с датой присвоения статуса курорта общегосударственного значения, мы как-будто вычеркиваем историю коренного населения. Какие вообще адыги? У нас тут курорт».

Фото: Светлана Сергунцова, архив героя