«После 40 километров начался настоящий ад»


Эта история продолжает серию статей о тех, у кого в списке увлечений значатся не только дежурные кино и книги, но и занятия, требующие тяжёлых физических нагрузок и серьёзных финансовых вложений. Во втором выпуске диджей Олег Алёхин рассказал, как «добегался» до легендарного марафона в Нью-Йорке.

Я начал бегать где-то в 2003 году. Мне было лет 20. Никакой яркой предыстории, бэкграунда или мощного стимула — просто бегал для поддержания формы. Я всё детство занимался футболом, так что физические нагрузки для меня были привычным явлением. Начинал с совсем коротких пробежек, максимум минут 20 в хорошем темпе на маленьком стадионе в Кудепсте. Когда мне стало на нём тесно, я вышел в город (как раз тогда переехал в центр): морская набережная, речная набережная — маршруты для бега с тех пор почти не изменились, добавилась только набережная в Имеретинке. А вот специальных девайсов стало значительно больше: все сейчас бегают со смартфоном или часами, которые фиксируют темп, динамику, текущее расстояние, а в те годы я рисовал линейкой отрезки на Google картах и по ним высчитывал дистанцию. Помню, как однажды решил сбегать до «Зелёной рощи» и обратно, еле приполз домой через два часа, отмерил расстояние по привычной схеме и только тогда узнал, что пробежал 21 километр. Самый настоящий полумарафон.

Так продолжалось почти 10 лет. Просто пробежки для себя, ничего более, никаких соревнований и даже мыслей о них. Слово «марафон» воспринималось мной как нечто из телевизора, пока в 2011-м я не наткнулся на информацию о Барселонском марафоне. Мне тогда было уже около 30, я активно путешествовал и чаще всего как раз летал в столицу Каталонии. Мысли были примерно такие: раз полумарафонскую дистанцию на тренировках я преодолеваю, то почему бы не попробовать пробежать настоящий марафон?

Уже решив бежать, я с удивлением узнал, что марафоны пользуются огромным спросом, и просто не успел зарегистрироваться из-за ограниченного количества мест

На самом деле, это оказалось к лучшему — к старту я был объективно не готов. Тем не менее, на сайте марафона я скачал программу тренировок и стал готовиться по ней к следующему забегу. У меня был год.

Первый марафон, как и было запланировано, случился со мной в марте 2012-го. Этот спортивный вызов я решил совместить с путешествием: сначала полетел на Майорку, где играла моя любимая «Барселона», и в пункт назначения прибыл буквально накануне старта, в полночь. Я заселился в официальный отель, забрал там же стартовый пакет с майкой, номером и прочей мелочёвкой (всё это с регистрацией мне обошлось тогда в 60–70 евро), в час ночи нашёл где-то два засохших круассана для раннего завтрака и на утро побежал. Да, тогда я был наивен и мог допустить такую неорганизованность, от которой, разумеется, страдала и моя форма. Сейчас я себе такого не позволяю, хотя традиция совмещать марафоны с путешествиями осталась.

Первые километров 10–15 я бежал в тотальной эйфории. Огромное количество людей с плакатами, все тебе машут, что-то кричат, поддерживают — такое ощущение, что участвуешь в каком-то параде. Пробегаешь мимо Саграды Фамилии, делаешь петлю вокруг «Камп Ноу», пересекаешь площадь Каталонии — круто бежать в крутом городе.

 

 

Мне было на удивление легко километров 35. Потом случилась «стена» — тот момент, когда в организме чисто физически заканчивается гликоген, твоё «топливо», и мозг начинает посылать сигналы «стоп». Для того, чтобы отодвинуть «стену» как можно дальше, есть схемы подпитки на дистанции, специальные гели и система их применений. Обо всём этом я тогда практически ничего не знал, просто взял по дистанции один-два геля, не более. После 40 километров начался настоящий ад. К тому же последние два километра в Барселоне — это прямая улица с небольшим уклоном, который в таком состоянии ты ощущаешь, как невероятно крутую горку. Но я финишировал без остановок. Наверное, даже горжусь этим.

Пересекая финишную черту, я не чувствовал радости, эйфории, вообще каких-либо эмоций, только повторял про себя, что это был последний раз (справедливости ради, говорю я такое и сейчас)

После финиша я взял рюкзак и пошёл посидеть на траве пару минут, а в итоге проснулся только через час. Дальше я отправился по каталонским барам, продолжив действовать абсолютно непрофессионально, а потом и вовсе полетел в Италию на матч Лиги Чемпионов.

Моё время в Барселоне — 3 часа 47 минут, достаточно неплохое для новичка. Тогда у меня не было даже мыслей повторить что-то подобное. Я просто продолжал бегать для себя где-то по 10–15 километров, не участвовал даже в скромных российских забегах. А потом случайно наткнулся на статью о пяти самых крупных забегах в мире: Берлин, Чикаго, Нью-Йорк, Бостон и Лондон (к ним недавно присоединился шестой город — Токио). Их называют Мейджорами. Попасть на них не так просто: ты либо показываешь где-то квалификационное время, либо выигрываешь лотерею на право регистрации. У меня возникло желание пробежать один из них, и выбор пал на Берлин.

Берлин для меня знакомый город, в котором я уже не раз бывал, так что начать с него мне казалось хорошей идеей. Кроме того, тогда в Берлине был последний год, когда вместо лотереи проводили открытую регистрацию: стартовала она в 12 утра, а уже в 16 часов были куплены все 40 000 билетов. Один из них был мой. Обошёлся он мне где-то в пределах 100 евро. Так, в сентябре 2013 года я оказался на своём втором марафоне в жизни.

 

 

Уровень Мейджора ощутил буквально сразу же. Всё было на порядок выше: организация, удобство выхода на старт, более продуманные точки питания, элитные спортсмены, да и количество участников впечатляло. Берлинский марафон считается самым удобным и прямым, поэтому большинство рекордов ставится именно здесь. Погода была очень хорошая — комфортные восемь градусов, умеренное солнце. Бежал я намного сильнее и чувствовал себя по дистанции куда лучше, первые 10 километров и вовсе провёл в постоянных обгонах. Своё барселонское время я улучшил минут на 25, а после забега сразу же двинул с друзьями на Октоберфест в Мюнхен.

Увы, после Берлина я получил небольшую травму. Связки. Не бегал несколько месяцев, в какие-то моменты не был уверен, что смогу продолжать. Обошлось. Сразу же после реабилитации я продолжил тренировки в обычном режиме и подал заявку на Нью-Йоркский марафон. Выиграл лотерею я только с третьего раза.

Забавно, но визу в Америку оказалось получить куда проще, чем билет на марафон

Один из сотрудников консульства тоже оказался марафонцем, так что на собеседовании, вместо рядовых вопросов, меня спрашивали о темпе и результатах.

Перед Нью-Йорком я решил пробежать ещё Римский марафон. Он не входит в число Мейджоров, но тоже считается очень престижным. Опять же, марафоны для меня — это часть путешествий, так что в Рим я полетел с мамой и сестрой в качестве болельщиков. К сожалению, лёгкая расслабленность меня и подвела: я неправильно питался, неправильно готовился, слишком много гулял. К тому же этот марафон сам по себе довольно сложен из-за достаточно холмистого рельефа. После 30 километров я пошёл пешком, потом пытался бежать, потом снова переходил на шаг, думал о том, чтобы вообще сойти с дистанции. По дороге набрал печенья, бананов, воды — это меня немного встряхнуло, и я смог всё-таки преодолеть трусцой оставшиеся километры. Результат был хуже, чем в Барселоне, на пять минут.

 

 

Нью-Йорк — мой город мечты, который в реальности оказался ещё круче. Ну а сам марафон — это лучшее из того, что мне приходилось когда-либо видеть. Миллионы людей на улице, ощущение глобального праздника — первые 30 километров я бежал, не понимая, что происходит. Марафон проходил в ноябре 2016 года, за несколько дней до выборов президента США, так что на улице было огромное число плакатов про Трампа. Порой я просто бежал и смеялся.

После Нью-Йорка я стал хотеть всё и свои 35 лет отметил марафоном в Афинах. Это тот самый легендарный забег, стартующий из города Марафон. Дистанция здесь усложняется серьёзным набором высоты — ты можешь километров 10 бежать с регулярным подъёмом. Горжусь, что ни разу не остановился.

Потом я отправился в Мадрид, где мне было очень важно показать хорошее время. Всё дело в Бостонском марафоне, одном из старейших и престижнейших беговых событий. Это единственный Мейджор, где нет лотереи, — ты должен показать где-то квалификационное время. В моей возрастной группе оно равняется 3 часам 10 минутам, но всё не так просто. Квалификация происходит в три ступени: сначала берут тех, кто улучшил квалификационное время на 20 минут, затем — на 10, затем — на пять, и дальше, как правило, свободных мест уже не остаётся. Каждый год устанавливается отсечка, с каким временем люди попадают в Бостон. Год назад она равнялась 3:06. Я же бегал на тот момент 3:08, поэтому на трассу в Мадриде выходил с целью улучшить своё время и пройти квалификацию. Первые 36 километров бежал просто шикарно, затем темп упал, а на 40-м километре я перешёл на шаг — всего 500 метров, но этого хватило. Результат 3:13. Бостон, пока.

Как преодолевать себя в такие моменты? Надо уметь договариваться с самим собой. Убедить себя, что это сейчас необходимо, — самое трудное

Чтобы добиться результата, начинать надо с тренировок. Ты должен чётко следовать расписанию, а не выходить на пробежку с мыслью: «Ну, пробегу может 10 километров, а может 20». Каждый марафон — это не только сам старт, но и месяцы строгого режима, тренировок и в +30 летом и в 0 градусов зимой, постоянные ограничения и самоконтроль. На старт я выхожу не просто с мыслью добежать, а с целью, которую должен выполнить, — как минимум, улучшить свой предыдущий результат. На марафонах я прислушиваюсь к себе, поэтому всегда бегаю без музыки (многие крупные соревнования и вовсе запрещают использование наушников для безопасности), вспоминаю и прокручиваю в голове слова, которые сказал любимый человек перед стартом. Особый стимул выложиться по полной, когда тебя ждут на финише, когда знаешь, что мама — моя главная фанатка — следит за тобой онлайн через специальное приложение. И, конечно, особо помогают крики толпы, её поддержка. Помню, в Риме за ограду выбежал какой-то итальянский дядечка и просто начал меня подталкивать, помогать мне бежать, что-то выкрикивая, — это было невероятно. Каждому такому зрителю я очень благодарен. Это то, чего так не хватает всем нашим забегам.

 

 

Про местные старты в целом мне говорить сложно. Первый «Сочи Марафон» прошёл мимо меня, так как он проходил в дни Нью-Йоркского марафона, в котором я принимал участие, — эта забавная традиция совпадения дат продолжается и сейчас. В следующих стартах я не стал участвовать по очень простой причине — это слишком горный и неоправданно сложный марафон, который сильно сказывается на ногах. Но зато я трижды бегал полумарафон на «Сочи Автодроме».

Всё, чего не хватает нашим забегам, — это просто чуть более высокого уровня организации (волонтёры, точки питания) и куда более активных болельщиков

Последний мой марафон был в Чикаго. На старте стукнулся плечами с Кевином Хартом. Забавно, что до этого по всему городу я видел множество баннеров с ним, и думал, что дальше рекламы марафона дело не пойдёт. Ещё один неожиданный момент был связан с тем, что у моих часов просто «отвалился» GPS, и почти весь марафон я провёл в режиме бухгалтера, просчитывая свой темп, скорость, держа в голове: так, здесь надо взять воду, через километр захватить изотоник, а через пять — гель. Моё время в Чикаго — 3:07:49. Для Бостона этого вряд ли хватит. Через год, в сентябре, начнётся приём заявок на Бостон-20. Так что пора выбирать марафон для улучшения времени.

Добавить комментарий