Не винный край: Переселенцы, аристократы, советские колхозы и Олимпиада

ЧАСТЬ I : АБОРИГЕНЫ И АВТОХТОНЫ
ЧИТАТЬ
ЧАСТЬ I I

История Сочи так или иначе была всегда связана с виноделием. Исторически, тайно или неочевидно, но в этом благословенном крае всегда кто-то хотел или выращивал виноград, строил винзаводы и мечтал, что склоны Кавказа будут подобны склонам Приморских Альп. Разбираемся, почему не сложилось.

После того, как в середине 1860-х черкесы были депортированы с территории современного Большого Сочи, земли опустели. Понадобилось не одно десятилетие, чтобы на одичалые сельхозугодия пришли новые поселенцы. Новосёлы не знали почв Сочи, культур, которые возделывали черкесы, а попытки привезти и засеять вырубки традиционными для них картошкой или пшеницей зачастую заканчивались неурожаем и голодом. Древние сорта, знакомые адыгам и появившиеся вследствие окультуривания дикого винограда, такие как Санохурай, Бечепль, Санатх, Напий, Санапачах, Чунэ, Шумыш, практически исчезли. Редко где в кичмайских подворьях адыгов можно встретить красный Санохурай или белый Санеф. Ввиду высокой адаптированности сортов к климатическим условиям Сочи это удивительно. Ведь даже одичавшая лоза того же Санохурая продолжает плодоносить и даёт хороший урожай в 70-летнем возрасте.

Из всех пришедших народностей виноделие было знакомо в основном только молдаванам, безземельным выходцам из Бессарабии. Начиная с 1869 года, они стали основывать поселения Молдовка, Первинка, Пиленково, Весёлое. По свидетельству очевидцев, помимо кукурузы и овощей, они привезли с собой и виноградную лозу. Теперь потомки этой первой лозы — сорт молдовка — понемногу произрастают на территории Сочи и Абхазии.

Если крестьяне-переселенцы высаживали виноград по знакомым им тысячелетним традициям, то аристократы, покупавшие в Сочи огромные имения, пользовались услугами завезённых культур.

В феврале 1867 года князю Михаилу Николаевичу было пожаловано огромное имение Вардане общей площадью 8 000 десятин (более 8 000 гектаров). Спустя несколько лет, в 1872 году, на должность управляющего имением был приглашён Федор Гайдук, известный русский энолог чешского происхождения, в честь которого назван посёлок под Новороссийском. Он провёл исследования и посадил в Вардане 1 000 кустов синей и чёрной бургундской лозы, затем рислинг. Гайдук заложил виноградники и в царском имении в Дагомысе. Впрочем, за виноградом никто особо ухаживать не умел, а сам Гайдук вернулся в Новороссийск. В результате весь виноград погиб спустя два года.

Самая печальная дореволюционная история, связанная с сочинским виноделием, произошла с основателем парка «Ривьера» Василием Хлудовым. Этот богатый купец родом из рязанской губернии в начале 1880-х купил огромную территорию в междуречье Сочи и Псахе (Мамайка), некогда принадлежавшую семье Мамонтовых, и разбил там хозяйство «Раздолье». Предпринимательская натура Хлудова сначала была направлена на засев освобождённых от леса земель пшеницей и кукурузой, но урожай не окупал текущих расходов, и землевладелец распорядился о замене зерновых на табак. Урожай табака был хорошим, но из-за отсутствия обученных людей его не удалось вовремя убрать. Тогда настала эра виноградарства.

Землевладелец засаживает склоны, обращённые к морю, виноградником. Общая площадь — около 100 гектар. Также он строит, по словам современников, богато обставленную винодельню и погреб для вина. Основные сорта — каберне, саперави, рислинг, мускат, пино-франк, аликанте. Виноградник был хорошо дренирован, и Хлудов старался изо всех сил преуспеть хотя бы в этом деле. Но всё тщетно: лоза стала гибнуть от грибковых болезней, в некоторые года к сентябрю не оставалась и листочка. Когда же плоды созревали, они были водянистыми и отличались низкой сахаристостью. К 1900 году виноград окончательно погиб, и разорённый Хлудов продал земли городской казне. Только лишь название Виноградной улицы напоминает о неудачах несостоявшегося винодела.

Современники Хлудова свидетельствовали, что сочинский виноград был настолько невкусен, что на базар привозили товар из Керчи. Тем не менее ситуация изменилась в Советское время. Вместе с коллективизацией и ударным развитием курорта вокруг приморских посёлков Большого Сочи стали активно создаваться колхозы и совхозы, куда поступал посадочный материал в основном с Сочинской опытной станции.

Краснодарский край тогда был разделён на районы, в той или иной степени пригодные для возделывания винограда. Большой Сочи попал в так называемую Южно-Черноморскую подзону — территория с большим количеством годовых осадков (до 2 000 мм), нехолодной зимой, жарким летом, тёплой осенью и суммой активных температур 3 600 °C. Все условия говорили о том, что виноград в Сочи выращивать можно и нужно. Но были и оговорки. Во-первых, в Сочи изредка случаются суровые зимы, и температура может опускаться до –13°C (как, например, в январе 1950 года, когда погибли все эвкалипты на Курортном проспекте, или зимой 1966–67 года, убившей все цитрусовые в Сочи). Во-вторых, засуха. Все мы прекрасно знаем, что в июле-августе в Сочи дожди не идут. В отдельные годы сочинские виноградники из-за такой жары теряли нижнюю листву и большую часть гроздей, которые просто ссыхались на лозе. В-третьих, тяжёлые бурые почвы. И в-четвертых, влажный климат, способствующий развитию грибковых заболеваний. Тот самый грибок, который погубил виноградники Хлудова, никуда не делся.

Любой сочинский виноградарь знает такое страшное слово, как милдью — ложная мучнистая роса. Её споры были случайно завезены вместе с посадочным материалом из Северной Америки. Так же как и филоксера (виноградная тля, завезённая в 1863 году), она набросилась на не имеющие иммунитет европейские сорта. В результате погибли урожаи многих автохтонов (очень сильно, например, пострадал саперави) и классических европейских сортов — шардоне и пр. Именно благодаря вредителям, победное шествие по Черноморскому побережью Кавказа начал такой американский сорт, как изабелла. Сначала его завезли для того, чтобы делать на нём подвои, но потом стали использовать и его ягоды — как в столовых целях, так и для виноделия. К примеру, в Абхазии добрая треть винных марок либо полностью, либо частично использует изабеллу («Букет Абхазии», «Лыхны», «Ачандара», «Эшера» и др.). Хорошо растёт изабелла и в Сочи, но за водянистость и специфику вкуса вина имеет среди специалистов неоднозначную репутацию. Впрочем, есть и любители десертных вин из изабеллы.

Ещё одним сортом, который легко переносит заморские заболевания, оказался автохтон качич (качичи, акачич). Видимо, поэтому его сейчас и выращивают на некоторых частных подворьях в Сочи. Другие технические сорта, набирающие популярность, — Ноа, или белая изабелла, оджалеши, рислинг. Увы, все посадки этих сортов носят частный характер и ни о каких промышленных масштабах речь не идёт.

Но вернемся к Советскому времени. Начиная с 1950-х в различных районах Сочи стали делать посадки виноградников. Подходящими для Южно-Черноморской зоны были признаны следующие сорта: Шасла белая, розовая и мускатная, Карабурну, Хусайне, Кардинал, несколько мускатов, Королева виноградников, Жемчуг Саба, Джура узюм, Нимранг, Тайфи и некоторые другие. Но все эти сорта были столовыми. Читаем в книге «Виноградарство Краснодарского края»: «Учитывая особенность природно-экономических условий и наличие курортов в этой подзоне предусматривается выращивание только столовых сортов винограда разных сроков созревания — от очень ранних до очень поздних для потребления в свежем виде». Иными словами, Большому Сочи было отказано в выращивании технического винограда, потому что: 1) сложный климат, 2) это курорт, а отпускников надо кормить местными фруктами, а не поить местным вином.

Эта своеобразная промышленная революция произошла как раз в 1950-х, когда был ликвидирован опорный пункт института Всесоюзного научно-исследовательского института виноделия и виноградарства «Магарач», располагавшийся в Якорной Щели. Сочи был признан неподходящим регионом для виноделия, все функции по разведению винограда в условиях влажных субтропиков были переданы Сочинской опытной станции, которая сфокусировалась на столовых сортах. В 1954 году здесь были заложены маточные виноградники, откуда лозу брали для хозяйств всего региона.

В наибольшем количестве в Сочи выращивали такие сорта, как Карабурну (гроздья достигали трёх килограмм, он был фактически признан самым ценным сортом, к тому же устойчивым к грибковым заболеваниям), Жемчуг Саба и Кардинал, которые с конца 1950-х считались самыми перспективными. Урожаи этих сортов были отмечены несколькими международными наградами. Но чтобы добиться урожаев, приходилось в большом количестве и регулярно обрабатывать лозу — медным купоросом, мочевиной, серой, укрывать плёнкой, обрезать, бесконечно выводить пригодные гибриды. Пик виноградарства в регионе пришелся на 1970-е: тогда курортников виноградом не только кормили, но и лечили — были разработаны программы ампелотерапии. К сожалению, антиалкогольная кампания 1980-х не обошла стороной и Сочи — часть виноградников попала под бульдозер.

Столовые сорта выращивались в различных хозяйствах — Адлерском молочно-овощном совхозе №1 (позже он был переименован в совхоз «Россия» и под этим именем дожил до наших дней), «Малом Ахуне», «Мысе Видном», «Якорной щели» и др. С 1990 года Сочи потерял 45% земель сельскохозяйственного назначения (на 2015 год — площадь всего 14 400 гектар), что связано в первую очередь с их переводом в категорию земель поселения. Проще говоря, стремительно растущий город перекинулся на бывшие земли совхозов и подмял их под фундаменты частной и многоквартирной застройки. Сельхозугодья совхоза «Россия» забрала Олимпиада, территории хозяйств «Малый Ахун» и «Мыс Видый» пользуются большим спросом среди столичных инвесторов. А инициатива виноградарства и виноделия перешла в частные руки. Впрочем, даже сейчас не все сочинские производители хотят мучиться с климато-почвенными проблемами Сочи. Многие закладывают питомники в Тамани или Анапе и просто привозят урожай на обработку в Сочи.

В башне на горе Ахун работает дегустационный зал, где продаются местные вина. Правда, под местными понимается всё, что произведено на территории Краснодарского края. В основном это Анапа, Новороссийск, Тамань. Единственное вино, которое так или иначе имеет отношение к Сочи — «Красная Поляна». Однако купажируют и льют это вино в Славянске-на-Кубани, а для ассамбляжа используют только один местный сорт — качич, который обычно мешают с каберне или мерло. Самое смешное, что и качич — на минуточку, сочинско-абхазский автохтон — выращивают под Таманью. Так что да, Сочи — не винный край.

В статье использованы материалы из книг и статей А. Рындина, Д. Рыбкина, Л. Шибакова, В. Костиникова, Г. Огиенко, П. Бушина, К. Гордона, С. Артюхова, К. Серпуховитина и др.

Добавить комментарий