Эмиграция: Наталья Бурмистрова Йоргенсен, Орхус


Сочи — это город моего детства. Я жила на улице Роз, потом на Параллельной и Воровского, в доме, где из окон открывался вид на кинотеатр «Кубань», а на первом этаже располагался магазин «Океан» с большим аквариумом и живой форелью. После школы я планировала поступать в мединститут в Ленинграде. Медицина всегда меня интересовала, а в Ленинграде жили родственники, очень хотелось тоже пожить там.

Поступать я поехала вместе с папой. За день до первого экзамена мы гуляли по городу, и папа показал мне университет ЛГУ, где в свое время учился на химфаке. Главное здание университета на Васильевском острове произвело на меня такое впечатление, что я потом всю ночь не могла уснуть. Естественно, на следующий день на экзамен по физике в мединститут я не пошла, папа просто поехал и забрал мои документы. Позже я поступила в ЛГУ и об этом решении никогда не жалела.

 

 

Тот год, который мне пришлось ждать до следующего набора студентов, я проработала в Сочинском институте горного садоводства и цветоводства в лаборатории биохимии и в тепличном хозяйстве на Раздольной. У меня были планы вернуться туда после университета, но к тому моменту в стране царил всеобщий кризис, хаос на всех уровнях, процветали только бандиты. Это было время, когда стране было не до науки. Как раз в начале 90-х в Сочи открылась первая «зарубежная» гостиница Radisson, где я успела немного поработать. Это было довольно приличное место работы на фоне повсеместного распада, но каких-то перспектив или надежд на достойную жизнь в Сочи тогда у меня особо не было.

 

В 1993 году я переехала в Данию по причине замужества, а также для того, чтобы радоваться жизни, а не бесконечно бороться за существование

 

В то время еще не было ни интернета, ни скайпа, ни хорошей телефонной связи по разумным ценам. Письма шли до России месяцами, чаще терялись где-то по пути. Иностранцев в Дании тогда было не так много, а русскоговорящих — считанные единицы. Первые годы у меня вообще не было русскоговорящих подруг. Я оказалась оторванной от всего русского, поэтому адаптация прошла достаточно быстро и легко.

 

 

Сложнее оказалось не забыть родной язык и учить ему свою дочь. Она свободно болтала на датском, немецком и категорически отказывалась практиковать русский. На русском языке в Дании я не могла найти ничего, даже литературы в библиотеке. Позже у меня появились русскоговорящие подруги, совместными усилиями мы доставали CD с детскими песнями и видеофильмы на русском, русские учебники, даже копировали их. Потом одна из подруг стала раз в неделю преподавать язык нашим детям. В русской школе тогда было человек 10 — 15, детей в класс брали не по возрасту, а по уровню понимания русского языка. Сейчас я с большой благодарностью вспоминаю эту школу. Там моя дочь научилась хоть немного читать и писать по-русски. Кроме того, эта школа была местом, где можно было общаться на родном языке, делиться информацией, новостями.

 

 

Датский язык довольно прост в плане грамматики, так что я быстро его освоила, но из-за своеобразного (а точнее запредельно сложного) произношения мне было логичнее начать с английского, тем более в Дании на нем говорят практически все. Я устроилась в международную компанию, в которой проработала много лет. Для повышения квалификации изучала основы администрирования и бухгалтерии на заочной, а потом вечерней форме обучения. Со временем компания развивалась и этих знаний становилось недостаточно, поэтому было решено поступить в местный университет на факультет экономики. Я выбрала интернациональную программу на английском языке, и в моем окружении оказались студенты практически со всех частей мира. Это была необычайно богатая культурная среда. Работу в фирме я оставила, нашла более флексибельную — переводчиком, кроме того, будучи студентом, я получала стипендию от государства.

 

 

Потом долгое время я работала по образованию в отделе финансов мэрии, в большой интернациональной компании, вела инвестиционный проект в Мексике и имела перспективы делать большую карьеру, но мне становилось все сложнее находить баланс между работой, семьей и собственными увлечениями. Так я основала собственную фирму, где стала сама регулировать свое время, занятия, а главное, заниматься тем, чему раньше могла посвятить только свободное от работы время. Я нашла баланс между интересом к биохимии, медицине, растениям и исследованиям — провожу консультации, тренинги, диагностики на биопульсаре, составляю программы по диете, похудению. А с недавнего времени занимаюсь еще одним проектом — запускаю свой блог о растениях, это мне интересно больше всего.

 

Я рада жить в Дании, в этой стране я чувствую себя как дома

 

Мне повезло с мужем — он путешествовал по Азии, был в США, много лет жил и работал в Африке, поэтому у него очень широкий кругозор и мировосприятие, что нельзя сказать о среднестатистическом датчанине. Он очень либерален и позволяет мне оставаться собой, сохранять свои российские корни. А благодаря возможностям интернета и социальных сетей, я уже не чувствую себя здесь отдаленной, ведь мир становится все более тесным.

 

 

Сочи всегда будет для меня любимым городом, я с интересом слежу за его развитием. Cамым удивительным событием для меня стали, конечно же, Олимпийские игры, так как в моем сознании Сочи никогда не ассоциировался с зимними видами спорта. В моем детстве лишь иногда сцену в Фестивальном заливали льдом для катания на коньках, а лыжи и вовсе впервые в жизни я увидела только в университете, когда на первом курсе нас отправили на базу в Кавголово. Физрук сразу поняла, что я не создана для зимы, и заочно поставила мне тройку за занятия по лыжам. Все меняется, перестраивается, Сочи хорошеет на глазах и становится курортом высокого уровня, хотя некоторые символы прошлого, такие как кинотеатр «Спутник», лучше бы сохранили.

Конечно, ностальгия по Сочи есть, ведь уезжала я не из любимого города, а из системы. В Дании я получила свободу, независимость, защищенность, удобства, возможность путешествовать. Здесь я смогла окончить один из самых престижных университетов совершенно бесплатно, а также забыть застойный советский режим и кошмары перестройки. Сочи же остался в моей памяти городом, которого по факту уже нет — уютной провинциальной деревней, утопающей в зелени и цветах.

Добавить комментарий