Чем занимается институт цветоводства и субтропических культур в Сочи?


В2019 году ВНИИ цветоводства и субтропических культур исполняется 125 лет. Марина Колыванова познакомилась с работниками института, побывала в тепличном хозяйстве в Раздольном и узнала, как в Сочи стали выращивать чай, мандарины, фейхоа, хурму и другие южные растения.

Раздольное

За конечной 37-й маршрутки в Раздольном скалятся пустые коробки многоэтажек. Их построили для переселенцев Олимпиады. Большая их часть до сих пор не заселена. Корпуса стоят без отделки. За долгие годы тёмными венами по бетону стен разрослись подтёки. На балконах заколосились сорные травы, принесённые ветром с пылью. На остановке тоже пустынно. Шумят только водители микроавтобусов. Они пьют кофе из мини-маркета и спорят, кто поедет следующим. За коробочками магазинных павильонов — питомник сочинского института цветоводства. Раньше здесь располагались не только теплицы, но и коллекционные плантации южных плодовых культур. Урожай сдавали на Сочинский молочный комбинат для производства йогуртов.

От дороги владение института отделяет полузасохшая канавка, взятая в бетонные берега. У ворот меня встречает молодой высокий мужчина — Вадим Миллер, заведующий отделом агротехники и питомниководства ВНИИ цветоводства и субтропических культур. Он объясняет, что на самом деле это горная речка Бзугу, которая то и дело норовит затопить окрестности во время дождей. Не зря старые теплицы стоят на высоком фундаменте. Тепличный комплекс конструкции ГДР появился в Раздольном в середине 1970-х годов. В главном здании института цветоводства на Фабрициуса на стенде висит его фотография, датированная 1977 годом. На снимке — огромный хрустальный дворец. За почти полвека он превратился в ветхий ангар с мутными, кое-где отсутствующими стёклами и неработающим отоплением. «Стараемся поддерживать то, что есть», — говорит завотдела. А осталось не так уж и много.

ВНИИ цветоводства чудом пережил перестройку — потерял земли, кадры, статус промышленного цветоводства и карантинного питомника

В годы перестройки опытное хозяйство пришло в упадок — деньги на его обслуживание и зарплаты рабочим поступать перестали. В 1990-е институтские земли подверглись самозахвату. Во время подготовки к Олимпийским играм часть земель вывели из пользования НИИ для нужд Олимпиады. В Раздольном коллекционные посадки отдали под те самые пустующие многоквартирные дома. Площадку для строительства зачищали бульдозерами. Застройщики сровняли с землёй плантации фундука, фейхоа, инжира и других южных культур.

«Из-за отчуждения земель для Олимпиады институт потерял коллекционный участок чайных плантаций с ценными гибридами, уже взрослыми растениями. Мы сохранили немного этого материала, и слава Богу, что у нас не все яйца лежали в одной корзине», — рассказывает Оксана Белоус, главный научный сотрудник лаборатории биотехнологии, физиологии и биохимии растений ВНИИ цветоводства и субтропических культур, доктор биологических наук.

Чайное возрождение

Недавно молодые учёные из лаборатории биотехнологии выиграли грант для разработки генетических маркеров устойчивости культуры чая. C 2016 года институт занимается научным сопровождением восстановления чайных плантаций в Краснодарском крае. Из 1 200 гектаров в Сочи на данный момент удалось восстановить только 400. Также во ВНИИ цветоводства и субтропических культур разрабатывают и собираются вскоре запустить программу дегустации чая. В планах института — отправить нескольких сотрудников на обучение титестингу в Московский технологический институт.

«Краснодарский чай — широко известный бренд. Когда люди увидели, что этот бренд вернулся на рынок, начался ажиотаж, — говорит Оксана Геннадьевна. — Однако сочинские хозяйства ещё не восстановили те объёмы, которые были (площадей пока недостаточно), поэтому недобросовестные предприниматели стали чай мешать. Сразу хочу сказать, что смешивание одного сорта чая с каким-то другим, так называемое купажирование, существовало всегда. Это обязательная процедура. Другое дело — сколько процентов этого купажа в итоге будет в готовом продукте. Из-за этого целая война развернулась. И институт активно привлекают сказать своё веское слово».

В 1970–80-е годы сочинский институт обеспечивал свежими цветами к праздникам всю страну

Хризантемотерапия

В теплицах в Раздольном свежо и сыро. Терпкий запах мокрой земли смешивается с ароматом разномастных хризантем. Вадим проводит меня в цветочный рай. Однотонные белые, жёлтые, винные, бордовые, оранжевые и яркие пёстрые цветы на длинных грядках, словно на цыпочках, тянутся к солнцу. Чертовски красиво.

Ещё несколько грядок разбиты в открытом грунте. Работники института выращивают более 30 сортов хризантем. Те крупные шары, которые мы дарим в букетах, — результат правильного ухода. Само по себе растение формирует несколько бутонов и отростков, и для того, чтобы получить красивые мощные цветки ремонтантных хризантем, лишние побеги и бутоны удаляют. Часть цветов идёт на срез. Их собирают рано утром и продают у главного здания института на Фабрициуса. Конечно, сегодняшние скромные объёмы продаж несравнимы с показателями советских времён, когда сочинский институт к праздникам обеспечивал свежим срезом всю страну.

Начиная с 1970-х годов Сочи становится флагманом промышленного цветоводства в СССР. В тепличных комплексах выращивали гвоздики и герберы. В открытом грунте — нарциссы и тюльпаны. «Промышленное цветоводство — важная веха в истории института, — рассказывает Оксана Белоус. — Институт посылал на продажу упакованные коробки с цветами в Москву, Ленинград и другие крупные города. У нас была широкая сортовая гамма тюльпанов, шикарные ремонтантные гвоздики».

На институтских территориях также располагался крупный карантинный питомник. Там принимали, высаживали и наблюдали за всеми растениями, ввозимыми в Сочи из-за рубежа. Если видели в продукции признаки болезни, уничтожали. Таким образом хвори в дальнейшем не попадали в страну.

В 1894 году для изучения особенностей и возможностей новых российских территорий была создана Сочинская садовая и сельскохозяйственная опытная станция. Ей отводится огромная территория — 200 гектаров, заросших лесом, в районе современной улицы Яна Фабрициуса, санаториев «Золотой колос» и им. Фрунзе. Поначалу на опытной станции исследуют все растения, которые пытаются выращивать здесь первые переселенцы — от петрушки до картошки.

Объездивший с экспедициями Египет, Индию, Цейлон и Китай метеоролог и агроном Иван Николаевич Клинген ещё в 1897 году пишет труд «Основы хозяйства в Сочинском округе», где сравнивает русские субтропики с климатом японских островов, некоторых регионов Китая и севера Индии. Клинген первый предлагает выращивать на черноморском побережье чай и субтропические культуры. Но только 30 лет спустя, в 1930-х годах, сформировалось официальное мнение о том что, зона черноморских субтропиков уникальна.

Работники опытной станции стали последовательно исследовать чай, субтропические плодовые и цитрусовые культуры. Это отражается и в названии учреждения: в 1934 году оно переименовывается в Сочинскую опытную станцию субтропических и южных плодовых культур.

Курс на фундаментальные исследования

В 1990-е институт утратил статус карантинного питомника и промышленного цветоводства. Оксана Геннадьевна считает, что этого уже не вернуть: «Не тот момент. Пока мы поднимались на ноги после перестройки, частные хозяйства оказались более мобильными. Большому неповоротливому конгломерату бороться с многочисленными маленькими фирмами практически невозможно. В тепличном хозяйстве мы до сих пор занимаемся выращиванием цветов и саженцев, частники идут к нам за посадочным материалом, но это совершенно другие объёмы. Поэтому мы стараемся переформатироваться и занять фундаментальную нишу».

Для фундаментальной науки у института есть ряд перспективных направлений, уже готовые наработки. Как и раньше, учёные в Сочи занимаются селекцией чая, цветов и субтропических культур. В лабораториях проводятся физиологические, агро- и биохимические исследования, изучается биотехнология растений.

Сочинские учёные ещё в 1950-х годах представили жителям Советского Союза популярный сегодня суперфуд — авокадо

Селекция и новые сорта

Институт является держателем большой коллекции субтропических и южных растений. Одних только цитрусовых 170 видов и сортов. Цитрусовыми занимается Раиса Васильевна Кулян. В зале учёного совета НИИ стоит длинный стол заседаний. Каждый год в институте проводится дегустация урожая — представьте этот стол полностью заваленным разными видами цитрусов, начиная с маленьких кинканчиков, заканчивая огромными грейпфрутами.

Однако для работы со всеми культурами не хватает научных сотрудников. Продолжаются работы по хурме, персику, яблоне и фундуку. Селекционеры выводят новые сорта ирисов, пеларгоний, фрезий и анемонов. В 2018 году несколько перспективных сортов прошли ГОСТ — были закреплены на государственном уровне. В 1990-е годы, когда работники института перестали получать зарплату, многие ушли, и продолжать исследования стало некому.

Забвению предали и любимый миллениалами суперфуд — авокадо. На фотографии, сделанной в 1950 году, запечатлена выставка достижений Сочинской опытной станции субтропических и южных плодовых культур, предшественницы института. На стенде висит плакат, посвященный новой в СССР культуре — авокадо. «Авокадовая диета — залог долголетия», — гласит лозунг. В сочинском институте цветоводства селекционировали его крупноплодные сорта. Представляете, если бы сейчас маслянистые зелёные плоды выращивали в Сочи, а не везли бы их из Израиля и стран Южной Америки?

В 1967 году опытная станция стала Научным институтом горного садоводства и цветоводства. Учёные исследовали и собирали генетический материал в легендарных черкесских садах. Точнее, в том, что от них осталось — когда черкесов насильно выселили из Сочи в 1864 году, плодовые деревья в их владениях вскоре заросли густой местной растительностью и стали частью леса. Однако одичалые сорта черкесских яблонь, груш и слив сохранились и до наших дней — они лучше приспособлены к местным условиям и меньше болеют. Черкесские деревья учёным были интересны в качестве основы для выведения устойчивых к сочинским условиям сортам плодовых культур.

«У истоков субтропического садоводства стояли Лавренчук, Гутиев, Дизенгоф, Воронцов. Их заслуга — изучение лавра, чая, инжира, хурмы, — рассказывает Оксана Белоус. — У нас работали не менее интересные люди, например, физиологи Евстафьева и Гусева. Особенно интересны селекционные работы Евстафьевой, которая создавала сорта чая. А благодаря стараниям Валентина Викторовича Воронцова, одного из наших былых директоров, опытная станция превратилась в институт. Валентин Викторович продолжил работу своего отца по чаю и субтропическим культурам. Здесь же работала и его мама, Розалина Васильевна Воронцова, замечательный биохимик. Представьте, до сих пор наши биохимики работают с её серебряными чашечками, которые она привезла и оставила в лаборатории».

Структурные подразделения

Помимо тепличного хозяйства, в Раздольном за институтом закреплён коллекционно-маточный участок с мандаринами, фейхоа, хурмой и яблонями недалеко от Фабрициуса. В двух филиалах — на опытной станции в Гойтском опорном пункте за Туапсе и в посёлке Цветочный под Майкопом — изучают зимостойкие сорта чая и плодовые. Самым известным структурным подразделением НИИ, пожалуй, является ботанический сад «Дерево дружбы».

Главное четырёхэтажное здание института расположено на улице Яна Фабрициуса. Первый его этаж напоминает «Джуманджи». Стены из серого в крапинку мрамора оплетены лианами, между геометричными клумбами бликует пруд. Зимний сад встречает входящих тёмно-зелёными пальмами, монстерами и яркими папоротниками. Он находится на дне атриума. Мягкий дневной свет падает со стеклянного потолка над четвёртым этажом. Дворик — работа знаменитого ландшафтного дизайнера Сергея Венчагова.

 

Аспирантура, преемственность и молодые учёные

В 2019 году во ВНИИ цветоводства и субтропических культур работает 300 человек, более 100 являются научными сотрудниками. Учёные института проводят экскурсии для учеников сочинских школ и ребят из «Сириуса», курируют их научные проекты, помогают проводить анализы, выступают членами жюри или председателями научных конференций в Сочи. ВНИИ цветоводства и субтропических культур сотрудничает с аграрными университетами и факультетами Словакии, Чехии, Германии, Индии, Кубы, Таиланда и Таджикистана. На стажировку в Сочи приезжают иностранные диссертанты.

В институте работает аспирантура. Самым востребованным направлением является экология. Набор ведётся и на специфические программы — почвоведение, плодоводство и виноградарство, селекция и семеноводство, физиология и биохимия растений.

Каждый год в Сочи проходят практику студенты из столичных вузов — Тимирязевской академии, РУДН, МГУ, а также ребята из Института Вавилова в Санкт-Петербурге и Кубанской аграрной академии. Будущие агрономы селятся в специальных гостевых комнатах на четвёртом этаже главного здания НИИ. Несколько помещений в институте также выделили для постоянного проживания сотрудникам — молодым учёным, которые приехали работать в Сочи из Казани и Краснодара.

Борцы с мраморным клопом

Если раньше институт обеспечивал себя благодаря продаже цветов, то сейчас одним из немногих способов заработать для научного учреждения являются госконтракты. Сотрудники НИИ проводят биохимические анализы для чайных хозяйств, экспертизу качества растений, оценивают качество почв и земель. Институт сотрудничает с таможней и помогает городу и курортным учреждениям мониторить ситуацию с болезнями и вредителями зелёных насаждений. ВНИИ цветоводства является главным сочинским борцом с мраморным клопом и американской белой бабочкой. К сожалению, после утери карантинного питомника ввезённые в Сочи растения высаживают в городе не глядя, что приводит к нашествию опасных насекомых.

 

Научный центр в Сочи

В 2018 году закончилась реформа РАН, произошло слияние малых академий в одну большую Российскую академию наук. До преобразований ВНИИ цветоводства и субтропических культур был частью РАСХН — Российской академии сельскохозяйственных наук, которая ориентировала свои институты на практическую деятельность. После реформы на первый план в сочинском НИИ выходят фундаментальные исследования. В 2019 году учреждение готовится получить статус научного центра.

«Многие думают, что наш институт давно умер, — говорит Оксана Геннадьевна. — Нет, мы продолжаем работать, мы снабжаем всех желающих посадочным материалом, выводим новые сорта. У нас можно продолжить образование в аспирантуре. Благодаря нашему институту Сочи получит статус не просто прибрежного курорта, а города, в котором работает фундаментальная наука, научного центра. Я считаю, что это немаловажно».

Добавить комментарий