Граффити и политика. Как Youfeelmyskill продвигают уличную культуру в Сочи


Youfeelmyskill хоть и зашли в уличную культуру Сочи одними из последних, но уже успели оставить свой красный след в её истории через создание десятка граффити-портретов. Мы встретились с Яном Кузьминым, одним из основателей проекта, и узнали, как Youfeelmyskill связан с городской администрацией, почему вместо Деда Мороза с НДС появились «Люди в чёрном», и сколько вообще стоит создавать подобные работы.

 

Начну разговор с вашего поста о том, что у вас не получилось реализоваться в Москве. Что там произошло?

В Москве мы занимались оформлением кальянной Nuahule. Это была наша последняя совместная работа с Глебом Каштановым, с которым мы и запускали Youfeelmyskill.

Весной я сам думал о необходимости перебираться в Москву, но по творчеству мы уже с Глебом начали идти разными путями. К тому же, в Сочи у нас была запланирована выставка, поэтому пришлось остаться. Все взвесив, я решил, что лучше будет остаться в Сочи. Плюс в столице вышел новый законопроект о согласовании рисунков. Сейчас там всё закрашивается, и это тоже повлияло на то, чтобы туда не ехать.

 

В чем вы с Глебом не сходились?

Я больше хочу развивать саму команду, а Глеб хочет делать собственное имя. Я понимаю его, потому что для творческих личностей это важно. Но я больше стремлюсь к командной игре, где не просто художники, а люди, которые делают свою работу. Поэтому сейчас со мной работает мой товарищ Иван Севостьянов и моя девушка Катя Косова. Они помогают в рисовании, фотографиях и участвуют в коммерческих проектах. Я же занимаюсь разработкой всей концепции от эскиза до реализации.

 

 

Правда, что вы с Глебом начинали с гранта? Просто одни художники говорят, что был какой-то грант, другие, что никакого гранта не было. Так был или нет?

Ничего не было. Если уж с самого начала брать, то мы начинали с того, что в Витебске просто нарисовали портрет Снуп Дога не где-то не окраине, а в центре города, пусть и не на открытой улице. В мыслях даже не было делать какие-то проекты.

Но после того, как мы запостили рисунок в соцсети — он разлетелся. Сам Снуп Дог отреагировал и залил себе в инстаграм. И с этого момента мы решили работать конкретно в стиле портрета, фотореализма, портретных иллюстраций. В этом стиле мы смогли через уличное творчество достучаться до людей, которые вообще с этим никак не связаны. В итоге мы сформулировали для себя основную задачу в создании культуры граффити, потому что для большинства это слово ругательство — просто стены разрисовать.

В Сочи тоже никаких грантов не было. У нас была идея, которая вышла в итоге в проект «Знай наших». Рисовали именно отечественных персонажей, деятелей культуры, писателей, спортсменов.

 

Сколько по времени занимает нарисовать портрет уровня Снупа?

Около недели.

 

Какой ваш самый быстрый и качественный проект?

Это самая последняя работа — Николай Николаевич Дроздов. Его мы сделали за два дня. Это мой личный рекорд — раньше я быстрее не рисовал. Но там появились люди, которые сказали, что у нас нет права это рисовать и они все закрасят. В итоге не закрасили.

 

Ты говоришь, что неделю рисовали Снупа в Витебске. А как к этому отнеслась полиция, власть?

Тут фишка в наглости. Когда ты приходишь с открытым лицом, выставляешь кучу баллонов и никуда не убегаешь от людей, то это выглядит как то, что все законно. Полиция подходила, реагировала положительно. Никто против не был, потому что это было чем-то новым в городе.

Вскоре мы получили первый коммерческий заказ, который позволил нам вложиться в своё развитие и уехать в Сочи. Тут первую работу «Шурик с Федей» мы тоже сделали нелегально. Мы договорились с владельцами, сказали, что нам ничего не надо, но будем рисовать только свой эскиз.

 

 

Когда было ваше первое взаимодействие с мэрией Сочи?

Оно было сразу же после первой работы. Мы пришли к администрации с портфолио и предложили нарисовать некоторых героев. Там сразу пошли оправдания, что у них нет денег. Но под мою ответственность они дали добро на пилотный проект с Остапом Бендером, после которого мы начали взаимодействовать в постоянном формате.

 

В стрит-арте не обойтись без разрешения администрации. Было у вас такое, когда вы приходили и говорили им: «Мы хотим так, денег нам не надо», а они все равно отказываются?

Да, не все проекты проходили согласование. Сначала мы это воспринимали нормально, но потом стало ещё больше ужесточаться. Доходило даже до того, что им не нравилась улыбка. В такие моменты можно было и договориться, но этого не происходило. Наши весомые аргументы не учитывались, и нам приходилось каждый раз подстраиваться. Понимали, что всё начинает выглядеть так, будто мы работаем на мэрию, и если сейчас начнём отклоняться от администрации, то будет конфликт, что, собственно, и произошло. Якобы мы подставляем их, что без согласования рисуем, поэтому стараемся сильно нагло в центр не лезть.

Но я все равно бесконечно благодарен администрации Сочи за то, что они оперативно решали все вопросы по согласованию. Конкретно в отделе архитектуры и рекламы
все согласовывалось быстро. Мне нравится, что люди в России более прогрессивные в плане технологии, тут все решается по Ватсапу. Не надо ходить и распечатывать эскизы на подписи.

 

Какая ваша работа была первой после разрыва с администрацией?

Маяковский был первым проектом. Мы не то, чтобы ушли, просто взяли и сделали всё в наглую, не предупреждая никого. Мы понимали, что это повлечёт за собой ряд негатива.

Дальше у нас был проект с Дедом Морозом и надписью «С новым НДС». Он получился остреньким, потому что был на очень актуальную тему — повышение ставки НДС. В интернете по этому поводу только и говорили. И, конечно, мэрия осталась недовольной. Получилось так, что конкретно эта работа быстро разлетелась, её хорошо обсуждали. Естественно, нам звонили из администрации, но разговор был нормальный, не грубый. Попросили что-то с этим сделать. Я предложил им интересное развитие событий — зарисовать этот проект новой работой — «Люди в чёрном». Мы показали им картинку с героями фильма, где они стирают память. Такая юмористическая шутка получилась: «Какой Дед Мороз? Какой НДС? Смотрите в точку». И перерисовали.

 

 

Были такие ситуации в стране, на которые ты хотел высказаться через стрит-арт, но потом решал, что все-таки не нужно?

В первую очередь, это коррупция. Когда ты каждый день читаешь новости, то там только про это и пишут. Меня это удивляет, я люблю поюморить на эту тему через какие-то образы, что-то нарисовать.

 

Но не в формате уличных стен?

Это может быть в формате улицы. Например, работы на какие-нибудь острые темы, но я их вижу в формате нелегального — стрит-арт, сделанный ночью. Я бы не хотел такое, потому что каждый день и так выходят негативные новости. Хочется взбудоражить людей, но и дать позитивные эмоции. На холстах это круто, но на улице всё таки надо создавать больше позитива.

 

Сколько стоит сделать большую стену?

Сложно об этом сказать, потому что я практически не трачу деньги на материалы. Краски у меня из Москвы по бартеру. Я покупаю лишь акрил, валики. У меня на это уходит несколько тысяч, если с нуля всё покупать. Я достаточно дорогими материалами работаю, потому что мне надо, чтобы работы хорошо сохранялись. Например, на Альберта Эйнштейна у нас были материалы, но мы тогда еще свои 18 тысяч вложили. Очень дорого стоила красная краска, но зато она не выгорела так сильно, как обычно бывает.

А есть проекты, куда я могу 2 тысячи вложить, но обычно, баллончики, которыми я рисую, остаются с коммерческого проекта. В итоге нет конкретной цифры. Если с нуля посчитать, то могут быть работы, которые будут стоить 10 тысяч, а есть, которые и 30 тысяч. Это размером, примерно, как Николай Дроздов. Там 30-35 квадратных метров, и достаточно простой фон.

 

Это в каком-то смысле социальный проект?

Да, каждый рисунок направлен на социум. Мы не работаем как большинство художников внутри своего комьюнити. Они делают вещи, которые больше поймут сами художники. Мне же хочется работать так, чтобы энергия шла наружу.

 

Какими будут следующие твои работы?

Я сейчас хочу поработать со стилистикой и чуть отойти в сторону абстракции и классического граффити, сохраняя при этом основные стилистические вещи. А дальше хочется поездить по миру, порисовать с другими художниками, сделать какие-то совместные корпорации. Потому что это опыт, нельзя зацикливаться на одном.

 

 

Дай совет. Допустим, сидит художница 18-ти лет, с чего ей нужно начать, чтобы этим заняться?

Как минимум с работы на бумаге. Тут важен опыт рисования, чтобы ты сам понимал, что рисуешь. Возможно, стоит получить образование. Вот так сказать, что ты хочешь рисовать на стенах, не имея в этом никого опыта — опрометчивое решение. Грозит арестом и негативом со стороны прохожих. Нужно потихоньку в это ввязываться.

Если говорить о граффити, то для начала необходимо научиться рисовать шрифты на бумаге, потом переходить на стены, но в отдаленных местах, где тебе ни полиция, ни прохожие ничего не скажут. Так ты набираешься опыта владения баллоном, кистями, и понимаешь масштабы. Есть художники, которые хорошо рисуют на бумаге, но на фасадах — беда. Они не чувствуют масштаб. Поэтому важно начинать с малого — с листа бумаги и постепенно идти. Когда ты нарисуешь десять работ на окраинах, то можно уже попробовать нарисовать что-то поближе к Центру, чтобы посмотреть, что произойдет. Нельзя сразу с головой бросаться бомбить дома. Нужен опыт, а на это уйдет не один год.

Я только такой путь вижу. Потому что нельзя перешагивать ступени — перешагнув одну ступень, найдутся обстоятельства, которые скинуть тебя на не пройденный этап.

Добавить комментарий