Эмиграция: Евгения Гийо-Фомина, Париж


Модистка — мастер по изготовлению шляп. Корнями профессия уходит в XVIII век, когда Роза Бертон, модистка французской королевы Марии Антуанетты, стала так популярна, что получила прозвище Министр моды. Искусство создания женских головных уборов без клея и машинного труда сейчас знакомо совсем небольшому кругу людей. Евгения Гийо-Фомина одна из них. Как девушка переехала из Сочи в Париж и основала там бренд под дворянской фамилией своей бабушки — Краснова, — SCAPP узнал в личной беседе.

 

 

В Сочи я жила до 17 лет. Здесь заканчивала художественную школу и уже на тот момент понимала, что моя жизнь должна быть связана с искусством. На семейном совете было решено, что я продолжу учёбу в Париже, где жила тётя и была хорошая школа дизайна Creapole. Я поступила на отделение Art Design и начала взрослую жизнь в одном из самых красивых и сложных городов мира. Жила в съёмной студии размером 15 кв. метров. Первые годы была уверена, что вернусь в Сочи, так как там были друзья, родители и вообще вся моя жизнь. Но к четвёртому году обучения большие возможности Парижа вкусила полностью и перестала думать о возвращении. Это не говорит о том, что я забыла родной город. Каждый сентябрь, например, мы приезжаем в Сочи в родительский дом. Вдали от него я вспоминаю, главным образом, людей и природу. В Сочи радует не инфраструктура, а то, что не меняется годами — воздух, пальмы, кипарисы, горы и лес, где у нас стоит дом. Любимые места — старая сталинская архитектура: заброшенные санатории и остатки советского наследия. Современной архитектуры как таковой нет, а если и есть, то ансамбль, чтобы всё вместе это смотрелось, к сожалению, отсутствует.

Париж — совершенно другой мир. Он соткан из ритуалов: секретных местечек и маленьких удовольствий. Я уже не могу представить себя без любимой кофейни на Авеню Bourdonnais, куда мы ходим на воскресный кофе; или булочной на Cambronne, без прогулок по Saint-Germain или обедов на набережной Jemmapes. Спустя пять лет жизни в Париже я встретила своего супруга Уильяма и стала женой и мамой. У меня двое детей: Агата и Владимир. Обычно день начинается в семь утра и заканчивается за полночь. Своему любимому делу — шляпам — я посвящаю любую свободную от семьи минутку.

 

 

Меня часто спрашивают, как я пришла к профессии модистки. Если честно, то это был длинный путь. Одно цеплялось за другое, и в итоге родилась большая любовь. Но для начала я поняла, чем точно не хочу заниматься. Это произошло после нескольких стажировок в сфере ювелирного искусства. Школа дизайна дала мне знания в области моды, архитектуры, стилистики и осознание того, что я детальный человек. Когда стала увлекаться эпохой конца ХХ века и собирать винтажные открытки и фотокарточки конкретного периода, то заметила, что главная деталь тех времен — шляпки, вуалетки и тюрбаны. Тогда я впервые заинтересовалась делом модисток и нашла женщину, которая могла меня обучить мастерству. Ею оказалась Шанталь. Она виртуозно владела шляпным искусством, переняв его у легендарного Жака Пантюрье. Квартира учителя находилась прямо напротив Центра Помпиду. Там мэтр и передавала мне секреты производства. Поначалу я не знала о деле ничего. Все колодки, шляпные коробки, обилие фетра, кожи, велюра, соломы и лент вызывали во мне настоящее восхищение. Практика в отделе шляп Оперы Гарнье дала точное убеждение, что я хочу шить ни одежду, ни аксессуары, а именно головные уборы.

После рождения детей я делала шляпки только для себя и своих близких, но когда люди стали на улице спрашивать, где можно купить такой головной убор, я поняла, что нужно открывать своё дело. Зимой 2016 года была создана первая капсульная коллекция и основана марка «Краснова». Название бренда я посвятила своей двоюродной бабушке, история судьбы которой всегда меня вдохновляла.

 

 

Шоу-рум Salon le coeur в самом сердце Парижа я открывала вместе с мужем. Это была его инициатива, так как после пробного варианта аренды помещения он увидел, что у моего дела есть потенциал. Чтобы было легче содержать проект в престижном квартале Saint-Germain-des-Prés, я объединилась с несколькими дизайнерами. Сейчас в одном пространстве можно купить мои шляпки, работы художника по сумкам Анны Петрич (она рисует по коже), украшения из полудрагоценных камней Марии Ammonit.Space и аксессуары Наташи Малютиной — митенки, чокеры и манжеты.

Оказавшись в нашем пространстве, гости замечают сразу десятки винтажных вещей. Это связано с тем, что летом, когда мы занимались декором, нам с мужем удалось побывать на самых разных рынках, в антикварных лавках и в итоге сделать микс разных эпох. Получился «французский будуар» тире «Версаль». Приезжая в Париж, людям хочется ощутить French touch, и в шоу-руме Salon le coeur они его получают.

Шляпки я делаю сама, как и позирую для своих лукбуков. Мировая тенденция сейчас такова, что потребитель устал от крупных лейблов, модных домов и типажных моделей. Клиенты всё чаще хотят видеть реальных людей. То, что делаю я, — труд одного человека. Это чистый крафт, и для меня важно, чтобы его ассоциировали с конкретным дизайнером, который лучше моделей знает и чувствует шляпы.

 

 

Моя специализация — фетр и соломка, при этом есть помощница, которая шьёт кожаные береты. Она делает их на машине, а я этому учиться не хочу. Меня устраивает моя штучная работа, которая является полным хендмейдом, основанным на традиционной технике французских модистов. Я погружена в любимое дело с головой и нахожу на него время, несмотря на то, что воспитываю маленьких детей. Когда есть свободная минутка — еду или за материалами, или на блошиный рынок, где ищу старые колодки. С каждым годом это делать сложнее, но находка начала века в отличном состоянии безумно вдохновляет. Так я сделала винтажную шляпку-ракушку в лавандовом цвете, которая пользуется популярностью. Хотя чаще всего для клиентов я делаю канотье. Они ассоциируются с Парижем и Францией. Канотье, кстати, были и на показе Александры Степанец на Неделе моды в Москве. По эскизам Саши я сделала для её коллекции ряд головных уборов, и мне кажется, что коллаборация двух девушек, связанных с Сочи, вышла очень красивой.

В самое ближайшее время я планирую открыть онлайн-магазин с моделями своих шляпок, чтобы искусством модистки мог насладиться не только житель Парижа, но, например, и моего родного города у моря.

 

Фото: Ксения Кузнецова, Анастасия Тарасова

Добавить комментарий