5 великих книг, не признаных на момент их появления


Оценка, признание — они, как борщ, со временем становятся только лучше и сочнее. Многие гении и их не менее культовые произведения искусства получали свой легендарный статус спустя годы (а то и десятилетия) после издания/публикации/смерти автора. История Ван Гога и его картин вполне известна, мы же вместе с сетью магазинов «Читай-город» собрали пять не менее великих книг, получивших своё заслуженное призвание спустя долгие и долгие годы после их написания.

 

Поправка-22

  • Джозеф Хеллер

Одиннадцатое место в списке «200 лучших книг по версии BBC» и седьмое место в списке «100 лучших романов Новейшей библиотеки» — это то, что мы имеем на 2017 год. Угадайте, как встретила пресса, например газета «New York Times Book Review», дебютный роман Джозефа Хеллера в 1961-ом? «Комическое, жаркое и страстное произведение, которое задыхается от недостатка настоящего чувства и чувствительности», «Совершенно бесформенный, порнографический и аморальный роман», а то и просто обвинения автора в неумении банально писать. Что же случилось после? Никаких загадочных смертей или провоцирующих запретов, просто общество дозрело до гениальности трагикомичных злоключений капитана Йоссариана, а «Поправка-22» стала основоположником всех грядущих экспериментов в жанре антивоенного романа.

 

Превращение

  • Франц Кафка

Франц Кафка — это ярчайший пример посмертного признания. Абсолютно большая часть произведений гениального немецкоязычного автора была издана уже после его смерти. И остаётся лишь гадать, как сложилась бы судьба славы Кафки, если бы его посмертное пожелание о сожжении всех неопубликованных работ было соблюдено. «Превращение», в отличие от большинства других произведений, всё же было опубликовано ещё при жизни автора в одном литературном журнале в 1915 году, однако особого признания оно не сыскало. История превращения простого коммивояжёра Грегора Замза в огромное насекомое для читательской аудитории оказалось слишком эмоционально сложным и пугающим.

 

Моби Дик, или Белый Кит

  • Герман Мелвилл

Возможно, самый знаменитый, хрестоматийный и показательный пример тотального пересмотра произведения спустя долгие и долгие годы. Генри Мелвилл прославился своими «Ому: повесть о приключениях в Южных морях», «Тайпи, или Беглый взгляд на полинезийскую жизнь», которые принесли ему неплохие гонорары и вполне приятную прессу. Однако «Моби Дик» провалился по всем фронтам: всего 3 715 копий в тираже, газеты клеймили роман «громоздким» и «неуместным». Спустя несколько лет Мелвилл и вовсе стал публиковаться анонимно, а одна газета, печатая его некролог, назвала Мелвилла «давно забытым автором». Переосмысление Германа Мелвилла началось спустя 30 лет после его смерти, и лишь во второй трети XX века «Моби Дик» стали характеризовать итоговым произведением американского романтизма.

 

Звук и ярость

  • Уильям Фолкнер

Уильям Фолкнер, один из величайших авторов прошлого столетия, не стал дожидаться собственной кончины и грядущего потенциального переосмысления. Сдавая в печать свои «Звук и ярость», Фолкнер заявил литературному агенту, что это самое гениальное произведение, которое он когда-либо создавал. Однако рассказ о распаде и угасании одного из аристократических семейств американского Юга показался критикам и читателям нарочито мрачным и беспросветным, а стилистические приёмы Фолкнера — излишне экстравагантными. Однако, Уильям Фолкнер настолько был уверен в своей правоте, что продолжил гнуть свою линию, выпуская стилистически похожие «Когда я умирал» и «Святилище». Последнее оказалось столь успешным, что заставило по новому взглянуть на недооценённые «Звук и ярость», и уже спустя несколько лет роман стал бесспорным литературным шедевром своего времени.

 

Мастер и Маргарита

  • Михаил Булгаков

История создания и публикации культового романа Михаила Булгакова заслуживает собственной литературизации. Начал работу писатель ещё в 1928 году с другими героями и другим названием, однако после запрета Главреперткома на представление пьесы «Кабала святош» Михаил Афанасьевич сжёг самую первую редакцию романа. Вернулся к работе Булгаков только спустя два года, а само написание романа растянулось на долгие восемь лет. Даже уже при смерти, почти утратив возможность диктовать, Михаил Булгаков продолжал редактировать рукопись. Заботу и доведение «Мастера и Маргариты» до конца писатель завещал своей наследнице — Елене Сергеевне Булгаковой. Однако советский политический аппарат не пускал роман в печать вплоть до 1966 года, но полноценное книжное издание без какой-либо цензуры увидело свет только в 1973 году, практически сразу приобретя свой культовый статус.

 

700x300px_chitai

Добавить комментарий