Как из Сочи пробиться на профессиональную киберспортивную сцену?


Многомиллионные призовые фонды, зрительские рекорды, трансляции на федеральных каналах, инвестиции от Алишера Усманова — если вы ещё не поняли, то Dota 2 — это очень серьёзно. Теперь ещё киберспорт приравняли к футболу, хоккею и баскетболу, сделав его спортивным видом, который будет развиваться на общероссийском уровне, то есть со всевозможными чемпионатами страны, разрядами и званиями. Несмотря на всю эту серьёзность, киберспортивная тусовка всё ещё остаётся достаточно небольшим сообществом. В России насчитывается не более чем несколько десятков профессиональных игроков в Dota 2 и ещё столько же тех, кто остановился у самой грани. SCAPP поговорил с Юрием Stingg Шереметовым о том, как из Сочи пробиться (или, хотя бы, попробовать) на профессиональную киберспортивную сцену.

 

 


Юрий Stingg Шереметов

Полупрофессиональный игрок в Dota 2

 

 

 

— Сколько тебе было, когда всё началось?

Примерно 11. Ко мне пришел друг Алексей с игрой Warcraft 3. Играли с ним через модем, связь, конечно, была ужасная. Затем вышел The Frozen Throne, кое-как смогли его установить. Рубились дико, а потом ещё узнали, как зайти в battle.net* — и тут понеслось: качаешь уровень, картиночка твоя как-то меняется. Для тех лет (год 2002 — 2003 примерно) это было просто космос.

 

— Уже тогда получалось играть лучше других?

Я думал, что играю очень хорошо, до тех пор, пока в 2004 году в одном компьютерном клубе не встретил парня из топ-20 battle.net. Влетел ему жёстко. Это было такое разочарование, которое в итоге стало сумасшедшей мотивацией. Я вновь вернулся к battle.net и стал играть в гигантском количестве. Мой скилл постепенно рос, я начал побеждать самых топовых игроков и, в итоге, стал топ-1 рейтинга battle.net. Это был успех.

 

— Слушай, ну это дикое задротство. Учёбе не мешало?

В школе, вроде, всё ок было. Закончил без особых проблем, ещё и тхэквондо параллельно занимался. КМС по юношам получил, пару раз съездил на чемпионат России, в призы, правда, не попадал. Бросил это дело, так как не видел каких-то перспектив, мотивация практически отсутствовала. Примерно по тем же причинам бросил и колледж, понимал, что никаких знаний я там не получу, да и киберспорт уже стал потихоньку затягивать, я начал принимать участие в каких-то турнирах.

 

— Что за турниры?

В основном небольшие, локальные, с маленькими призовыми. Разве что в Краснодаре за победу мне дали компьютер, причём очень даже топовый на тот момент, и монитор. Это было круто. Вообще, в те годы турниры, особенно региональные, проходили очень скромно: либо просто в компьютерном клубе, либо снимали какое-то помещение и завозили туда компьютеры. Ничего более.

 

— А не пытался пробиться на какой-нибудь мировой, европейский турнир, учитывая, что ты был топ-1 в рейтинге battle.net?

Пытался попасть на WCG в Кёльне. В то время это было что-то типа чемпионата мира по киберспорту. Квалификация на него проходила следующим образом: региональный отбор, победители отправлялись на общенациональный финал в Москву, а уже там три финалиста получали путёвку в Кёльн. Первый раз я попробовал в 2007 году. Выиграл отборочные в Краснодаре, приехал в Москву. Организация, конечно, была куда более серьёзной: подготовленная сцена, выступление кого-то из знаменитостей, зрители. Но я, к сожалению, практически сразу отлетел от Deadman’а, очень известного в этой движухе игрока.

На следующий год я также выиграл отборочные и опять поехал в Москву. В первый игровой день я вынес абсолютно всех фаворитов и решил это отметить. Отметил настолько хорошо, что на следующий день, борясь с диким похмельем, проиграл парню, который оказался на турнире чуть ли не случайно. Вообще, пьянство на турнирах в те годы было большой проблемой. Бухали абсолютно все и по-чёрному.

 

Фото: Dota 2 The International / Flickr

 

— Да уж. Но ты ведь всё равно должен был поехать в Кёльн как финалист, разве нет?

Да, должен был. Но не получилось по очень глупой причине. Мне нужно было делать загранпаспорт, а чтобы его получить, требовалось оформить военник. Вот с ним и возникли проблемы. Честно, уже не помню, что именно помешало, но вовремя его сделать не получилось. Так что вместо меня в Кёльн полетел небезызвестный Happy, ну а мне просто достались призовые в $1000.

 

— Обидно.

Да, очень. С Warcraft’ом, вообще, всё обидно сложилось: я только взобрался на вершину онлайн-рейтинга, должен был лететь в Германию, как с игрой случился кризис. Warcraft как киберспортивная дисциплина начал умирать. В общем, на свою карьеру я решил забить, просто стал играть с друзьями в абсолютно другие игры для удовольствия, не более. Потом мне кто-то, в году 2009-м, показал Dota. Правда в первую часть я играл так, for fun, с друзьями. Основная активность началась после выхода Dota 2 в 2011 году.

 

— Ты работал в это время?

Не совсем. Я играл в покер. Вполне популярная история среди киберспортсменов, та же комбинаторика, по сути. В общем, я вполне себе регулярил на Pokerstars. На жизнь хватало, да и была возможность чувствовать себя свободным.

 

— Окей, как я понимаю, более серьёзная киберспортивная карьера началась после выхода Dota 2?

Не сразу. Я уже привык к первой «Доте», и вторая часть мне поначалу как-то не очень. «Раньше трава была зеленее» и прочее. Потом всё же затянуло. Также играл с друзьями, постепенно нарастал круг общения. Знаешь, как это бывает: заходишь в «Доту», тот тебя позвал поиграть, тот кинул приглашение, здесь в группу вступил. Уже начал появляться спортивный интерес, да и суммы внушительные тогда звучали на турнирах. Первый миллион долларов на The International* был, конечно, шоком.

 

Фото: Dota 2 The International / Flickr

 

— Твой первый турнир по «Доте», думаю, не на миллион был?

Всё было очень скромно. Турнир проходил в Сочи в каком-то компьютерном клубе. Команд как таковых не было, с кем тебя зарандомит, с тем и играешь. Игроков даже на полноценную «Доту» не хватило, играли 3×3 безсаппортов*, просто каждый шёл на свойлайн*. Победители, то есть мы, получили тысячи по две. Первое время только такими локальным турнирами дело и ограничивалось. Что-то более или менее серьёзное было уже в Краснодаре.

 

— Ты туда поехал уже в составе сформировавшейся команды?

Не сказал бы. Просто стак* из сочинских игроков. Название тоже идиотское выбрали, «Раки на миде» что ли. Турнир, на самом деле, был вполне неплохой — призовой фонд в 50 000 рублей, бесплатная регистрация, очень много команд. Турнирная сетка простая, все матчи до одной победы, а вот финал уже по системе bo3. Уровень игры, конечно, был ужасный, да и мы плохо играли. Однако, до финала как-то дошли и там уже проиграли 1:2.

 

— На какой ты позиции играл?

В миде* стоял. В основном играл на Viper или Nature’s Prophet*. Но именно после того турнира я понял, что грамотных саппортов очень мало, и начал целенаправленно учиться играть в этой роли.

 

— Ты остался в команде с теми же ребятами?

Нет. Я практически сразу пришёл к выводу, что создать успешный, хотя бы на региональном уровне, стак из одного города невозможно, разве что из Москвы. Чтобы чего-то достичь, надо искать тиммейтов* по всей стране. Наша команда появилась через регулярные рейтинговые игры и виртуальные знакомства. Трое парней из Москвы, один из Саратова и, собственно, я. По ролям распределились практически сразу — я, правда, стал не саппортом, а хардлайнером*. Вполне успешно начали выступать на каких-то небольших онлайн-турнирах, и через некоторое время на нас вышел один человек с предложением перейти под крыло его команды Team Enso.

 

— И как всё это было устроено?

Ну, конечно, не как в серьёзных киберспортивных организациях. У нас не было зарплат и спонсорских контрактов. Весь менеджмент заключался в том, что нам помогали следить за всеми турнирами, регистрировали нас, вносили, если требовалась, оплату. Сам же владелец ничего не просил взамен, ему просто было интересно этим заниматься. Скорее всего, он понимал, куда дует ветер и к каким суммам. В общем, уже в составе Team Enso мы попали на квалификацию к ИгроМиру, который проходил в январе 2016-го.

Квалификацию мы выиграли, нам заплатили 55 000 рублей на команду и оплатили перелёт в Москву на сам ИгроМир. Ну а потом Valve* нам всё поломала своим новым патчем*, который полностью разрушил нашу основную стратегию. У нас было три основных героя:Silencer, Morphling и Storm Spirit*. Играли по лайнам 1-1-3, Морф страдал в харде, а мы старались выиграть триплу*. Ну а после начиналось мясо: Морф и Шторм влетали в двоих-троих противников, связывали и станили* их, Silencer давал Global*, под которым мы уничтожали всех остальных. Ну а патч пофиксил Storm Spirit, и стратегия перестала быть играбельной.

 

 

— Не пытались придумать что-то ещё?

Пробовали, конечно, но патч вышел прямо накануне ИгроМира, да и уровень соперников там всё-таки был другой. Всего собрали семь команд, в числе которых были Team Spirit с совсем ещё юным RAMZES666 и Dread со своей командой. Мы уже на первой карте поняли, что нам ничего не светит. Мы что-то пытались там изобрести по ходу турнира, но это такое. В общем, из 12 отыгранных карт мы выиграли только одну. Заняли последнее место, но нам всё равно выплатили ещё 55 000 рублей, так что мы не особо расстроились. Ну кроме одного нашего тиммейта, который настолько сильно впадал в тильту*, что на одной игре просто разбил свои айтемы*. Вот за это реально было стыдно, пришлось его как-то приводить в чувство. Хотя, конечно, и у самих был мандраж, особенно во время игр на сцене.

 

— На сцене?

Да, мы три раза играли на сцене. Основная часть игр проходила в отдельном помещении, а некоторые — на сцене. Организаторы старались всем дать возможность поиграть перед зрителями. Конечно же, чаще выбирали более именитые команды, но и у нас была своя минута славы. Ну или позора. Не получалось на сцене вообще ничего, волнение дикое — куча зрителей, трансляции на больших мониторах. Руки не тряслись, но было что-то около того.

 

— После такого неуспешного выступления состав не поменялся?

Поменялся, но скорее не из-за выступления. После того патча мы, в общем-то, так в норму и не пришли. Прицепились к одним стратегиям, но они уже практически не работали. Пытались что-то придумать новое, но никак. Всё это привело к обострению отношений в коллективе. Как это обычно бывает: все начинают искать виноватых, цепляться к каждой мелочи, тренировки проходили в очень накалённой атмосфере. В итоге дизбанд* через полтора месяца после ИгроМира.

 

— Не пытались после как-то вновь воссоединиться?

Двое из нашей команды сейчас опять играют вместе в составе вполне успешной Comanche. По сути, Comanche выросла из Team Enso, менеджер остался тот же, капитанит и пикает*всё тот же Misha со своим незамысловатым никнеймом, на роли керри* iLTW из нашего состава. У них сейчас всё очень серьёзно: спонсорские контракты, околотоповые турниры, на квалификации к очередному Мэйджору получили инвайт.

 

— А тебя почему не позвали?

Не знаю, может недостаточно хорошо играл. Но я сам уже не хотел больше играть. Мне казалось, что я будто упёрся в потолок и бьюсь об него головой. Это не изменить за месяц, два, три тренировок. Короче, решил завязать с этим делом. Разумеется, срывался иногда, в конце прошлого года чуть на очередной фановый турнир не уехал. Сейчас просто играю для себя, с друзьями или девушкой. Кстати, девушка сама часто меня подначивает поиграть с ней.

 

— Есть у тебя ещё какая-нибудь мечта, связанная с киберспортом?

Есть, конечно. Хочется безумно на The International попасть. Не как зритель, а именно как игрок. Понимаю, конечно, что шансов на это максимум один процент. На то это и мечта. За годы, проведённые в киберспорте, я понял одно — несмотря на все эти стереотипы о «прыщавых задротах», об «игрушках для детей» и прочего дерьма, киберспорт — это очень сложно, и так будет всегда.

Добавить комментарий