Ровесница Зимнего


Эмма Дмитриевна родилась 17 апреля 1938 года, а меньше чем через месяц, 15 мая, открылся Зимний театр. Тремя годами ранее завершилось строительство Верещагинского виадука. На этом объекте работал отец Эммы. Строители жили в сырых бараках под мостом, поэтому девочка росла по соседству с театральной колоннадой и мечтала попасть на сцену с детства. Она рано осталась без родителей, жила в крайней нужде, но сила воли плюс характер всё-таки привели её на подмостки блестящего «соседа».

В свои восемьдесят Эмма Левцова под стать сочинскому Парфенону — миниатюрная, стройная женщина запросто может сесть на шпагат. Она лихо бегает по лестнице вверх-вниз, не уставая выполнять просьбы фотографа. Её жизнь полна спорта, мероприятий, кружков по рукоделию, она и английский учит сама. Роман с Зимним у неё продлился около 50 лет. За эти годы сменился десяток директоров, а ровесница театра успела побывать акробаткой, артисткой разговорного жанра, актрисой театра кукол. После выхода на пенсию — контролёром, экскурсоводом и гардеробщицей. Все, кого бы мы ни встретили в театре, уверены, что никто не знает Зимний лучше Эммы Дмитриевны.

После школы я не прошла по баллам в институт иностранных языков в Пятигорске и получила профессию товароведа. Работала в магазине, это мне не нравилось: я мечтала о театре, рядом с которым жила с детства. Помимо работы занималась гимнастикой, акробатикой, выступала на концертах. На одном меня заметил уже бывший на пенсии артист Большого театра. Михаил Яскевич предложил мне сделать хореографический этюд. Мы каждый день по вечерам занимались в Зимнем — тогда всё было проще: договорились, пришли. Он учил меня балетным азам у станка: держать спину, делать плие, батманы. Мне было 22 года. Мы с мамой очень плохо жили, я была голодная. Один день хорошо шла тренировка, другой день — я падала в обморок. Иногда так думала: выдержу ли? Михаил Львович говорил, что надо есть сметану, питаться лучше. А мне даже и ответить было неловко, что нам дома есть нечего.

Под Верещагинским мостом была хибара, где жили строители, комнатка — девять квадратных метров, печное отопление, без удобств. Речка рядом часто разливалась, и через наш дом шла вода. В комнате всегда сырость, крысы, солнце к нам не заглядывало. Вот иду в театр, все кругом такие разнаряженные, а у меня — что ни наденешь, пахнет плесенью. Дома всё покрыто мхом — и стены, и подушки.

Однажды Михаил Львович зашёл в гости, познакомился с мамой и, увидев условия, в которых мы жили, пообещал ей сделать меня настоящей артисткой. Он говорил мне так: «Ты должна быть конфеткой, облитой шоколадом». Когда меня принимали в театр, то в художественном совете, состоящем из 15–18 человек, была наша знаменитая Валерия Барсова, оперная певица. Я её уже помню смутно, но это было очень волнительно. Сейчас я часто принимаю участие в концертах на даче Барсовой.

В 1962 году я была зачислена в штат. Позже театр отправил меня в Москву, во Всесоюзную творческую мастерскую эстрадного искусства. Как-то раз я разговаривала с соседкой, на ней была белая кофточка вся в чёрных чёрточках, она-то меня и натолкнула на мысль сделать номер «Берёзка». Я приехала в ВТМЭИ с этой идеей. Номер ставили замечательные режиссёры Анна Редель и Михаил Хрусталёв. В костюме я реально была похожа на берёзку. Выступала на пенёчке, в пуантах, с кисейным шарфом, на котором был нанесён трафарет тёмно-зелёной листвы и наклеены серебристые листочки. Номер был сделан отлично. Жалко, что с «Берёзкой» мне не удалось попасть за границу, зато от театра отправляли с ней на Четвёртый Всесоюзный конкурс артистов эстрады в Москву. Там принимали участие Евгений Петросян, Юрий Дранга, Карцев и Ильченко.

Я до сих пор бегаю по лестницам — бог дал. Может, потому что полжизни отдала спорту. В 1974 году я бросила акробатический этюд, 13 лет с ним выступала. В 1971-м прошла аттестацию в оригинальном и разговорном жанрах. Однажды мне говорят — сегодня ты ведёшь концерт. В то время чтобы женщина проводила концерт — большая редкость. Я любила объявлять артистов нестандартно. Мне обязательно хотелось донести до зрителя изюминку выступления.

Я любила вязать крючком. Как-то раз вышла, объявила на сцене нашего заслуженного артиста Виктора Кузнецова и села вязать. Вдруг он неожиданно ушёл со сцены на поклон. Я всё бросаю, бегу, его «продаю», а он не может выйти — запутался в нитках. Попробовал освободиться — не смог. Выглянул из-за кулис только чуть-чуть, а меня уже смех разбирает. Не догадавшись разорвать нитку, он вышел на середину сцены, вытянув за собой вязание. Оркестр умирал со смеху. Я так хохотала, хотя редко смеюсь. Этот момент позже отразили на открытке к 8 Марта.

В Зимний я пришла, когда его возглавлял Виктор Аксёнов. С тех пор уже многое поменялось. Театр и выглядел по-другому. Везде были ковры, посередине фойе стоял диван с фонтаном. Паркет — дубовый, кресла в зале другие. В 2003 году прошёл ремонт, расширили сцену, чтобы в яме поместился полный оркестр. Тогда же обновили всё сценическое, световое и радиотехническое оборудование, сделали крутящуюся сцену. Владимир Мишарин, действующий руководитель театра, столько всего нового ввёл. Это действительно креативный директор, у него очень много идей! Вот эти картины, выставки, фитнес-клуб на ступенях театра. Он считает, что двери должны быть всё время открыты, чтобы каждый человек даже в дни без концертов мог прогуляться по театру, посмотреть выставку в фойе. Жалко только, что сейчас зритель часто приходит в Зимний в шлёпанцах, шортах, в головном уборе — прямо с моря. Раньше люди наряжались для посещения театра.

Я люблю балет, различные конкурсы, спектакли, фестивали. А сколько выступлений иностранных артистов! А уж когда Краснодар приезжает — по полной программе выкладываются! Они привозят с собой декорации, что сейчас очень редко увидишь. Из коллег по театру хорошо помню конферансье и артиста разговорного жанра Эдуарда Юрзанова, певца Александра Котенко, Вячеслава Громова — моего партнёра, с которым я вела все закрытые концерты. Какой у него был голос, как он читал! С удовольствием назову певицу Татьяну Остудину, она заслуженная артистка России и лауреат всероссийского конкурса «Красная гвоздика». Да много хороших артистов в Зимнем, всех не перечислишь. Я тоскую по сцене, по театру. Мне недавно приснился сон, что меня опять позвали туда. Проснулась счастливая.

Добавить комментарий