Красная Поляна: От Кавказской войны до Олимпийских игр


Красная Поляна как географическая локация уже настолько плотно ассоциируется с Олимпийскими играми, что в обывательском сознании зародился миф о том, как все эти спортивные сооружения и горнолыжные комплексы выросли из ничего после особо плодовитого денежного дождя. Даже местные жители об истории курортной составляющей Красной Поляны вспомнят не более чем «Да, что-то было, изредка ездили, катались, дорога дурацкая была», а информация в сети перескажет историю завершения Кавказской войны, победный парад и Романовск, названный в честь царской семьи, после чего спустя два-три предложения перейдет к олимпийскому периоду. Nuff said.

Хотя началась история Красной Поляны как живого места, а не завоёванного клочка земли скорее в 1878 году. В тот год сюда переселились 36 греческих семей из Ставрополя. Так, кстати, родился еще один из мифов происхождения названия: греков так впечатлила цветовая палитра растительности (вроде как все происходило осенью) — красно-бурый папоротник, алые листья клёна, заросли дикой черешни — что те решили найденную поляну прозвать Красной, не особо парясь о каких-то там царских указах, переименовавших бывшее Кбаадэ в Романовск. Чуть позже появились и эстонцы, основавшие посёлок «Эстонский сад» (тот самый Эсто-Садок). Еще через 20 лет Красную Поляну/Романовск посетила специальная государственная комиссия, постановившая, что неплохо бы использовать сию местность как горный курорт. На окраине вбили колышек с надписью «Город Романовск», разбили землю на участки, на южном склоне Ачишхо построили императорский домик (его стройка закончилась только в 1903 году), а окрестные места назвали «заповедной охотой царской семьи». Примеру царя последовали и некоторые вельможи, крупные помещики и прочие видные деятели, итогом стало появление в посёлке более 50 роскошных вилл. В 1899 году завершилась двухлетняя стройка краснополянской дороги, процессом руководил инженер-дорожник Василий Константинович Константинов. Становление Красной Поляны как места горных резиденций для избранных было вполне логичным, ведь в те годы скалолазание считалось исключительно аристократичным видом спорта, но случилась революция.

 

 

В процессе революции и, собственно, перераспределения имущества все эти пышные дачи из разряда «частных» перешли в число «общих». Так и произошел процесс превращения Красной Поляны в народные лечебницы. Ряд дач в 1924 году превратили в краснополянский тургородок под названием «Горный воздух». В 30-е годы его директором стал Владимир Александрович Энгель — потомок австрийских переселенцев, член правления экскурсионно-акционерного общества «Советский турист», стоявший у истоков дикой в те годы популярности туристического досуга. Особо почётных гостей Энгель принимал в «Собиновке» (бывшая дача солиста Большого театра Леонида Собинова, которую конфисковали только лишь в 1927 году). С турбазы гости обычно отправлялись по следующим направлениям: к метеостанции на Ачишхо, к сланцевым рудникам, на озеро Кардывач, на Аибгу и перевал Псеашхо. Пешим туризмом в те годы занимался практически каждый второй, а в 1931 году были организованы первые в Сочи курсы подготовки экскурсоводов. К сожалению, потом случилась война, многие дачи были разрушены, та же «Собиновка» сгорела в 1949 году, и лишь позже на её месте появилась советская турбаза под точно таким же названием «Горный воздух», которая умерла только при окончательном развале СССР. К тому же при Сталине началось возведение абсолютно новых профессионально оборудованных лечебниц и здравниц в Сочи, которые «заменили» заимствованные дачи.

В 1969 году в журнале «Техника—Молодежи» под авторством Светланы Моисеевны Гурьевой (одна из создателей горнолыжной спортивной школы в районе Эсто-Садка) был опубликован проект горнолыжного комплекса в Красной Поляне. В этой же статье были отмечены вполне благоприятные перспективы проведения здесь Олимпийских игр (как видно, идеи эти витали в воздухе не один десяток лет). Если с Олимпиадой пришлось подождать чуть ли не 50 лет, то горнолыжный комплекс «Спартак» и правда возник в 1969 году под протекторатом Госкомспорта.

 

 

Изначально база планировалась для советской сборной, но из-за появления более высокогорных баз и небольших «снежных» проблем Красная Поляна стала доступна для всех желающих. Было установлено три бугельных подъёмника с перепадами высот от 540 до 750 метров. Такая высота принесла, разумеется, и проблемы со снегом, поэтому бугеля были переносные с возможностью установки их на более высоких точках. Существовали некоторые проблемы и со связью с городом — ехать без точной информации о количестве снега в те годы было глупо, а так как телефонный провод шел по горным участкам, любой камнепад мог его перебить (ситуацию разрешили в 80-х годах, после проведения радиорелейной связи). Но несмотря на все сложности, «Спартак» долгие годы пользовался популярностью среди местных любителей горнолыжного спорта и протянул аж до 1992 года.

Нельзя сказать, что всё началось с «Альпики-Сервис», но именно «Альпика» подтвердила тот гигантский неудовлетворённый спрос на горнолыжный спорт в этом месте. Это была одна из первых частных компаний, которая решила выполнить, казалось бы, нереалистичную задачу — создать альпийский курорт на неальпийской высоте. Проблема была лишь в деньгах, её решением стал «союз» с «Кубань-Банком». Первая очередь канатно-кресельной дороги (российского производства) была построена в 1993 году, и это событие можно считать официальным стартом горнолыжного проекта «Альпики-Сервис», даже несмотря на то, что первая зима вышла бесснежной. Вообще, самые первые сезоны были скорее «летними», выручка в теплые месяцы значительно превышала зимние доходы. Вторая и третья очередь (также отечественного изготовителя) появились в 1995 и 1997 годах. На гондольные дороги, присущие классическим горнолыжным курортам, элементарно не было денег — в России на тот момент их никто не производил, а стоимость импортных установок стремилась к 10 миллионам долларов. Только с появлением третьей очереди и выходом на высоту в 1 600 метров катание стало более-менее стабильным. В декабре 99-го «Альпику» посетил Владимир Путин. После его высокой оценки трасс и перспектив развития сразу стало понятно куда дует ветер.

 

 

В начале 2000-х Владимир Потанин задумает проект «Роза Хутор», выкупит землю и откажется от сотрудничества с «Альпикой». Сама же «Альпика» построит четвёртую очередь канатно-кресельной дороги (уже родом из Австрии), а в 2004 году и пятую, французского производства. Общая протяженность трасс (большинство из них были «красного» уровня сложности) составила более 25 километров, а сам курорт заслужил звание высококлассной спортивной арены. В 2006 — 2007 годах случился конфликт между «Альпикой» и Александром Ткачёвым, на тот момент губернатором Краснодарского края. Канатную дорогу несколько раз закрывали по требованию контролирующих органов, а её владельцы заявляли о давлении со стороны властей и попытках отобрать у них столь выгодный бизнес. В итоге, в 2008 году «Альпику-Сервис» за 15 миллионов долларов приобрёл «Газпром». Ну а затем была грандиозная стройка и Игры, затмившие все предыдущие страницы краснополянской истории.

 

Фотографии предоставлены историческим журналом «Сочивед»

Добавить комментарий